Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

маски

У меня ноги некрасивые, сороковой размер (с)

В советские годы покупка женской обуви большого размера по энергозатратности и нервотрёпке приравнивалась ко взятию Рейхстага. Поэтому каждую пару туфель мы, обладательницы неженственных размеров, носили по пять-шесть лет. Минимум.

На приобретение обуви были брошены самые боеспособные отряды родни. Тётя Зина из Ленинграда, например, каждый божий день наведывалась в обувной магазин. Чтобы мозолить продавщицам глаза. Да и теорию вероятностей никто не отменял. А тётя Лида из Минска, та ещё неунывайка, раз в квартал отчитывалась молнией "Пока ничего зпт но я не отчаиваюсь вскл знк вскл знк вскл знк".

День покупки обуви подходящего размера заносился в семейный календарь красным фломастером и преданно отмечался всеми родственниками до конца их дней.
А истории о том, как кому-то удалось в неравной схватке раздобыть обувь для страждущих, превращались в легенды. И пересказывались из поколения в поколение, обрастая на каждом витке новыми, леденящими душу подробностям.

Однажды наша семья навсегда и на веки вечные осталась без венгерских кур. Рассказываю.
Это был 1987 год, я училась на первом курсе Брюсовского института, жила в Ереване. Балетки (в 87 году они назывались лодочками) привезла мамина коллега Лена. Она вручила их мне с таким видом, будто не обувь привезла, а Нобелевскую премию.
Туфли были югославские. Розовые, кожаные. Сорокового размера. Я предусмотрительно заперлась от Лены в ванной комнате. Чтобы она не рухнула в обморок, если обувь мне не подойдёт.

Мама вложила в коробку записку.
«Дорогая моя доченька. Очень надеюсь, что лодочки будут тебе впору. Увела я их из-под носа тёти Меланьи, продавщицы мясного отдела. Думаю, нажила себе смертельного врага. Так что венгерских кур нам больше не видать. Ну да ладно, чёрт с ними. Ты уже надела туфли? Если подошли – счастье. Если нет – ничего страшного. Верни их с Леной обратно, отнесу Меланье. Мириться и возвращать в наш рацион венгерских кур. Целую. Мама».

Я с замиранием сердца надела туфли. Они сели, как влитые.
Сначала я долго плакала в раковину. От счастья. Потом вышла, почему-то отчаянно косолапя, с облитым слезами торсом к Лене.
- Не подошли? - помертвела она.
- По-по-дош-ш-ли!
Вот так в нашей семье появилась ещё одна легенда. О жертвенности родных, готовых ради обуви нетрадиционного размера остаться без венгерских кур. И о мстительности продавщиц мясного отдела.

Потом Союз развалился, настали другие времена. Обувь большого размера покупать стало легче. Но донести эту простую истину до мамы не удаётся. Маме до сих пор кажется, что я хожу по московским улицам почти босая, в разваливающихся на запчасти опорках, и роюсь в мусорных баках в поисках обуви подходящего размера.
Недавно с очередным взмыленным бердским гонцом она передала мне тапки.
- Мумсик,- взвыла я,- зачем мне тапки?
- Ты размер видела?- тоном Мимино парировала мама.- На размер посмотри – потом говори.

Думаю, попадись испанский сапог сорок первого размера, она, не раздумывая, купила бы и его. Потому что страшнее материнского инстинкта может быть только что? Правильно! Материнский рефлекс.

Дорогая мамочка, с восьмым марта тебя.
Дорогие девочки, с праздником вас. Будьте счастливы.

P.S. Цитата из «Острого чувства субботы» Игоря Сахновского. Читала и смеялась. Глава "Большая белая женщина" совсем про меня))
ангелы Наиры

(no subject)

Перетащила из ФБ.
На этой фотографии -- Виктор Амбарцумян, академик, человечище, один из основателей теоретической астрофизики.

Вот так безрадостно и беспросветно мы в годы блокады выживали.
Тошно -- сил нет.

Манюня - магистр наук или как банальный прострел может спасти от наказания

-Ба? А как умер Дарвин?
Ба схватилась за сердце. Резко села, нашарила очки. Спросонья нацепила их вверх тормашками, промычала что-то невразумительное в ответ.
-Чивой?- Манька приложила ладошку к уху и подалась вперёд.
-Который час?
-Шесть часов утра,- звонко отрапортовала Манька, вытащила из под мышки книгу, раскрыла на какой-то странице и требовательно уставилась на бабушку.
Ба с трудом разлепила глаза, глянула на часы.
-Мария, ты с ума сошла? Выходной на дворе, ты чего так рано проснулась?
Маня обиженно засопела:
-Так бы и сказала, что не знаешь, как умер Дарвин. Чего сразу про выходной говоришь?

Ба вздохнула, надела правильно очки, отобрала у Маньки книгу, уставилась на иллюстрацию. С книжки на неё глядела толстая бородавчатая жаба.
-Это что такое?
-Это ядовитая жаба. Но я не про жабу хотела. Просто здесь про эту историю картинки нет. Там написано, что одна оса ужалила паука. И паука парари…- Манька забулькала на «р», досадливо поморщилась, прочистила горло, по новой пошла на штурм сложного слова,- палализовало!
-Парализовало?
-Вотэтовот! И лежал он такой, знаешь, совсем мёртвый. Под кустиком. Но дышал!
-Ггг!
-Ну чего ты смеёшься? Ничего смешного тут нет! Наоборот, всё страшно ужасно! И когда эта оса захотела утащить паука к себе в гнездо, деток кормить, Дарвин её и поймал.
-Ложись рядом,- Ба подвинулась в сторону, отогнула край одеяла, похлопала рукой по простыне.
-Не буду я рядом ложиться! Ты снова начнёшь меня тискать, а я поговорить хочу!
-Обещаю, тискать тебя я не буду.
-Поклянись!
-Клянусь!- Ба растопырила пальцы.- Видишь, я даже пальцы не скрещиваю.Collapse )

Влияние гамма-лучей на бледно-жёлтые ноготки


Спасибо телеканалу «Культура» за показ  фильма-спектакля БДТ в постановке Товстоногова «Влияние гамма-лучей на бледно-жёлтые ноготки». Посмотрела с большим удовольствием.

Жизнь разнимет нас со многими великими людьми, событиями, постановками. Я не видела ни одного спектакля на сцене БДТ. Я не оценила игры Ростислава Плятта или Фаины Раневской. Я волею судьбы не стала тем человеком, который бы убедил Эйнштейна не сжигать перед смертью часть своих научных трудов.

Это их жизнь, их судьба, мы лишь можем позволить себе прочитать книгу, посмотреть телеспектакль или  попытаться вникнуть в теорию относительности и онеметь от бессилия перед мощью гения.

К чему я это? А к тому, что спасибо «Культуре» за лучик счастья.