Дневник Наринэ (greenarine) wrote,
Дневник Наринэ
greenarine

Categories:

О наивной девушке, понаехавшей в Москву из маленькой горной республики – 12

Понаехавшая & Co

-Таня, кто такая тётя Нина из Тбилиси, ты не знаешь?
-Не знаю.
-И я не знаю.(«Мимино»)



Слух о том, что старшая дочка доктора Абгаряна переехала в Москву, устроилась в банк и работает аж в «Интуристе», с космической скоростью облетел городок Берд. И в одночасье понаехавшая стала звездой местечкового, «раённого» масштаба. Скоро в гостиницу зачастили редкие угнездившиеся в Москве бердцы – поглазеть на свою «знаменитую» землячку, а заодно поговорить за жизнь.

Гости с гор не оставляли равнодушными никого – ни охрану, ни работников обменника, ни иностранных туристов. Потому что если для понаехавшей две огромные волосатые ноздри под кепкой – это дядя Размик, отец одноклассника Гарика, то для неискушенных северных жителей это троглодит и «божеш ты мой, что это было?!» Опять же если на фоне извилистой горной дороги сухонький мужчина в кургузом пинжачке поверх вязаной жилетки и в брюках, заправленных в шерстяные носки смотрелся вполне органично, то в фойе гостиницы «Интурист» он вызывал самые противоречивые чувства. От желания спровадить незамедлительно восвояси до желания подойти поближе и рассмотреть чуть ли не в лупу.

Понаехавшая бесконечно переживала за своих земляков. Вести себя, как столичные штучки, они категорически не умели: разговаривали только криком, активно жестикулировали, стояли руки в боки и отчаянно страдали от того количества одежды, которую приходилось носить в русские морозы.

-Барев, Наринэ джан!- раскатисто демонстрировал свою незамутнённую радость от встречи с понаехавшей земляк в ветхой тужурке, расклешённых брюках и повязанной изящным бантиком под подбородком ушанке (главное, чтобы уши не мёрзли!).
-Барев дзес!- вскидывалась понаехавшая, и, увлекая за собой сияющего медным самоваром гостя, укрывалась в самом дальнем уголке «Интуриста» – подальше от любопытных глаз.
-Ты меня помнишь, да, дочка? Я дядя Сето, двоюродный брат тёти Вали, которая жена дяди Гургена, который в семьдесят третьем году чинил «москвич» твоего деда!

Понаехавшая могла поклясться чем угодно, что дядю Сето она видит впервые в жизни.
-Ну ты тогда ещё маленькая была, помню, сидела на горшке, всё никак покакать не могла. Глаза вылупила и смотришь напряжённо, как совёнок,- голос дяди Сето, руша преграды, проникал во все щели и закоулки гостиницы, камня на камне не оставляя от репутации понаехавшей.
-А упрямая была!- гудел колоколом дядя Сето.- Твоя мать тебя кормит, а ты наберёшь в рот пюре, прибегаешь на веранду, и давай во двор плеваться. А потом, как ни в чём не бывало, возвращаешься на кухню – за новой порцией.

Обменник каждый раз вздрагивал, завидев в окошке очередную усато-носатую, расплывшуюся в счастливой улыбке деревенскую физиономию. О.Ф. ласково называла визитёров понаехавшей «чибермесами» и вызывалась разговаривать с ними светские разговоры.
-Вас как зовут?- учтиво ходила она вокруг древнего вислоухого деда в военном кителе и фуражке времён последней русско-турецкой войны.
-Варлаам Аршавирович,- галантно представлялся дед.- Я тут для нашей девочки бастурмы принёс, и лаваша с домашним сыром.
-Не откажемся от гостинцев,- отвешивала реверансы О.Ф.- Какими судьбами в Москву? Проездом, или, хмхм, навсегда?
-Проездом,- улыбался дед, поправляя на затылке резинку, которой заботливо перетянул очки.- В Голландию уезжаю, на ПМЖ. К детям.
-Хочешь, мы тебе рубли по оптовой цене на гульдены поменяем?- продолжала сыпать книксенами О.Ф.
-Нет спасибо, добрая женщина, дети мне карточку сделали,- и дед, неуклюже ковыряясь натруженными пальцами в нагрудном кармане, доставал голден визу,- вот.

-Йоптвоюмать!- заворачивала потом в лаваш влажные ломти брынзы всполошенная О.Ф.- На голове резинка от трусов, а в кармане – голден виза. Только в Голландии его не хватало! Доедет до улицы Красных фонарей и счастливо окочурится от огроменного количества голых баб.
-А чего стразу окочурится?- обижалась понаехавшая.
-Ладно, скопытится,- шла на уступки О.Ф., закусывая прозрачным ломтиком острой бастурмы.

Однажды понаехавшая отпросилась с работы на одну смену. Аккурат в этот день с визитом вежливости в гостиницу явился троюродный кузен крёстного сына тёти Светы Вагаршак. Вагаршак подготовился к визиту основательно – густо набриолинил немилосердно вьющиеся волосы, надушился туалетной водой «Оne man show», заправил варёные джинсы фасона «банан» в лакированные штиблеты на небольшом пятисантиметровом каблуке. Сияние, исходившее от штиблет и причёски, слепило всё в радиусе полтора километра. Заменяющая понаехавшую Наталья была сражена наповал. Вагаршак тоже. После обстоятельного разговора «за жизнь», Вагаршак галантно спросил у Натальи телефон, преподнёс ей двухлитровую бутыль тутовки и откланялся.

Трепетная Наталья отвинтила крышку и недоверчиво принюхалась к тутовке. Посидела минут тридцать, приходя в себя от ударной волны. Восстановила рефлексы. Собрала глаза в кучку и потопала в туалет – выливать тутовку в унитаз.
-Главное, чтобы О.Ф. не видела,- приговаривала она, пестуя на груди бутыль с семидесятиградусной нефильтрованной водкой.
О.Ф. нарисовалась на пути Натальи совершенно неожиданно, как если слышала её ментальный призыв.
-А что это у тебя в руках?- встала руки в боки она.
-Водка!- от растерянности Наталья брякнула правду.

О пьянке, случившейся в тот вечер среди обслуживающего персонала гостиницы, потом долго слагали легенды. Двух литров тутовки хватило на то, чтобы полностью деморализовать обменник, магазин "Русские меха", киоск "Интим", а также начальника охраны Сергея Владимировича (кличка Дровосек).
Поговаривали, что О.Ф., отчаянно горланя репертуар группы "Комбинация", наматывала круги по фойе в длинной соболиной шубе и меховой шапке. Ценник «800 у.е.» бодро мотался по её лицу, и О.Ф., периодически притормаживая, трогательно пыталась заправить его за ухо.

Несгибаемый Сергей Владимирович (кличка Дровосек) непрестанно переговаривался по рации со своими подчинёнными исключительно в уменьшительно-ласкательных выражениях.
-Максюта, пупсик,- вещал он в рацию, стоя в полуметрах от Максюты-пупсика,- а сходи-ка ты, малыш, на третий этаж да попроси у Ираидочки нашей Михайловны медицинского спиртику. Немного, буквально граммчиков триста. Обещай от меня тортик. Или цветочки на могилку, если она тебе откажет.

Трепетная Наталья вывесила в окошке обменника «Closed» и улеглась умирать на диван в кабинете директора магазина «Русские меха», накрывшись палантином из чернобурки. А тоненькие продавщицы «Русских мехов» скакали козочками по периметру зимнего сада и строили глазки ополоумевшим от такого несусветного представления немецким бизнесменам, впоследствии оказавшимся бельгийскими пенсионерками.

Не случись в тот день заезда трёх финских групп, влетело бы всем. Но туристы из Финляндии, счастливо добравшись до русской водки, оперативно напились до положения риз и колобродили до утра в фойе. Чем очень удачно отвлекли внимание гостиничного начальства на себя.


Авторитет жителей высокогорного городка Берд был полностью восстановлен в глазах работников «Интуриста».
-Это же пи.дец какой,- заикалась О.Ф., вспоминая своё состояние после стопочки тутовки.- И ЭТО они пьют постоянно? Поклянись! Мамой поклянись! Каждую неделю???
-Да практически завтракают ею каждый день,- пожимала триумфально плечом понаехавшая.


Мораль: эмигрируя в другую страну, не унывайте. Не забывайте - против любого лома найдётся приём. В виде другого семидесятиградусного нефильтрованного лома.

........................................

Правильный завтрак по-карабахски (ну и по-бердски, конечно): домашний хлеб, брынза, мёд, топлёное масло, отварные яйца в мешочек, СТОПОЧКА ТУТОВКИ.



фотографию взяла у mazzoniguide отсюда

Tags: Я, понаехавшая
Subscribe

  • (no subject)

    Москва. 5.35 утра. В пустом, освещённом неоновыми фонарями сквере кто-то раскачивается на качелях. Мощно, судорожно, взахлёб. С моего семнадцатого…

  • Рецепт семейного счастья на могильной плите

    Шушан прожила огромную, длиною в вечность, жизнь. На вопрос о возрасте отвечала всегда одинаково: «Родилась в последний год правления Александра II,…

  • (no subject)

    
Раннее утро, Шереметьево, рейс в Тель-Авив. Молятся хасиды. Мимо проходят молоденькая мама с трёхлетним сыном. Мальчик останавливается, и,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 435 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    Москва. 5.35 утра. В пустом, освещённом неоновыми фонарями сквере кто-то раскачивается на качелях. Мощно, судорожно, взахлёб. С моего семнадцатого…

  • Рецепт семейного счастья на могильной плите

    Шушан прожила огромную, длиною в вечность, жизнь. На вопрос о возрасте отвечала всегда одинаково: «Родилась в последний год правления Александра II,…

  • (no subject)

    
Раннее утро, Шереметьево, рейс в Тель-Авив. Молятся хасиды. Мимо проходят молоденькая мама с трёхлетним сыном. Мальчик останавливается, и,…