Дневник Наринэ (greenarine) wrote,
Дневник Наринэ
greenarine

Categories:

Люди, которые всегда со мной. Шушик.

На краю пропасти замирают все привычные звуки: умолкают птицы, не слышно людских голосов, лая собак. Лишь ветер, капризно теребя за край рукава и путаясь волосах, разговаривает с тобой напевами потусторонья.
Внизу, под ногами – синяя бездна. Змеится, поблескивая серебряным, узкая, беспокойная речка. Шаг – и тебя уже нет. Шаг – и разлетаясь на тысячи мелких осколков, ты навсегда растворишься в каменном сердце ущелья.

Она была средней из сестёр. Старшей была моя Тата, средней – Шушик, а младшей – Кнарик.

Бабушка Шушик варила айвовое варенье. Ветер колыхал тонкие простенькие занавески на кухонных окнах, тихо позвякивали кольца на металлическом карнизе. Бабушка открывала дверцы шкафчика, поднималась на цыпочки, доставала коробочки со специями. Половина чайной ложки корицы. Лимонные корочки. Ваниль.
Потом она разливала варенье по банкам, каждый раз, зачёрпывая, тщательно размешивала, чтобы равномерно распределить гущу. А когда закатывала банки и ставили их на полку у окна – сквозь айвовые багряные дольки просвечивали густым золотом солнечные лучи.

-Казим? Ай Казим!- раздаётся во дворе скрипучий голос соседки Анико.- Ты когда забор в порядок приведешь? Смотри, совсем на боку лежит.
-А толку его в порядок приводить? От первого же урагана обратно повалится,- отзывается дед Казим.
Дед Казим – муж бабушки Шушик. Вообще-то у него другое имя – Сергей. Но все его зовут Казимом.

Дом бабушки Шушик стоит к обрыву каменным боком. Последний, притулившийся у самого края дом принадлежит старому часовщику. Я к нему боюсь подходить, он нависает ажурным деревянным балконом над ущельем, кажется ещё чуть – и улетит в пропасть, увлекая за собой своего одинокого хозяина. Когда над обрывом случаются грозы, и молнии беспощадно стегают небеса огненными хлыстами, сквозь завывания ветра слышно, как горестно скрипит балкон в том доме – хшшш-шшш, хшшш-шшш...

-Бабушка Шушик,- я откусываю кусочек терпкой, ароматной айвы – она сладкая, хрусткая и немного вяжет рот,- а почему деда Сергея все зовут Казим? И даже ты?
-Он в детстве сильно болел, был при смерти,- будничным голосом рассказывает бабушка, снимая ложкой пенку с варенья.- А в народе есть поверье – хочешь обмануть судьбу умирающего ребёнка – назови его именем врага своего. И тогда он будет жить. Поэтому дома стали звать его Казимом. И болезнь отступила.
-Именем врага своего,- повторяю я, приноравливаясь к словам так и эдак. Пенка в блюдечке высится воздушной горкой, вокруг, жужжа, летает пчела. Я не боюсь пчёл. Пчёлы умные и никогда первыми жалить не станут. Если не двигаться, они покружат вокруг тебя, поймут, что ты не цветок, и улетят дальше собирать сладкую пыльцу.

-А кто наш враг?- спрашиваю я. Аккуратно спрашиваю, потому что чувствую – вопрос этот задавать нельзя. Рано мне ещё такие вещи знать.
Бабушка поворачивается ко мне и глядит прямо в глаза. У бабушки тонковылепленное лицо – высокие скулы, глубокие тёмные глаза, узкий чистый лоб. Она какое-то время молчит, словно взвешивает каждое слово, потом со вздохом отводит глаза:
-Никто. Теперь уже никто. А имя у деда турецкое.

Я тихонечко охаю, так, чтобы бабушка не слышала. Нашариваю рукой стул, сажусь. Хочешь обмануть смерть - назови ребенка именем врага своего. Взрослые очень наивные. Они думают, что дети не умеют читать между строк. Они думают, что дети не чувствуют, когда им недоговаривают.
Нужно сделать так, чтобы бабушка не заметила моего смятения. Я поднимаюсь со стула, подхожу к окну. Дед Казим задумчиво ходит вокруг покосившегося забора. Закрепить его можно, но это до первого ливня со шквальным ветром. Случится такой ветрище – и забор снова опрокинется набок. И будет лежать, обиженно вывесив губу.

-Наринэ,- бабушка подходит, обнимает меня за плечи. Гладит маленькой ладонью по щеке.- Наринэ,- оборачивает к себе, смотрит в глаза.
-Да?- одними губами спрашиваю я.
Она не говорит ничего, она прижимает меня к себе, крепко-крепко, и целует в волосы.
-Что ты хочешь мне сказать,- повторяю я,- что ты хочешь мне сказать.
А сама боюсь того, что она может мне сказать.

Она чувствует мой страх. Ничего не говорит. Берёт сухую веточку майорана, вкладывает в мою руку.
- Если растереть стебелёк, то ладони очень долго будут пахнуть горными склонами. Запомнишь?
Я молчу. Мне немного обидно. Ну зачем со мной как с маленькой? И при чём здесь горные склоны? Я их каждый день вижу, нашли, чем меня удивлять!

Откуда мне знать, что спустя много лет эти склоны будут сниться мне в каком-то глухом, отчаянном бреду, и я буду скатываться с постели, норовя улечься горячим, сухим телом на пол, отпустите меня туда, буду молить и исходить бессильными слезами. И тогда муж принесёт веточку сухого майорана, я вам не рассказывала, у меня теперь дома всегда хранится горный майоран, он принесёт эту сухую веточку майорана, разотрёт её в руках и накроет ладонями моё лицо.

Через год бабушки не стало. Помню, как я наблюдала за толпой, скорбно окружившей простенький гроб. К полудню все вдруг вышли, тяжело ступала моя Жено, её вели под руки, и она тихонечко приговаривала мамочка, мамочка.
И когда в комнате не стало никого, я подошла, привстала на цыпочки, и поцеловала её в лоб. Да так и целовала, пока кто-то не взял меня за руку.
-Пора.

Её обступили, а у меня словно ком в горле застрял, и я не смогла сказать, что не успела утереть ей лицо, и так её и унесли, с залитым моими слезами лицом, так её и похоронили, с залитым моими слезами лицом…


и в каждой веточке горного майорана осталась частичка её души


Tags: люди которые всегда со мной
Subscribe

  • (no subject)

    У гор своя несокрушимая правда. За той правдой ты и добираешься до них из-за тридевять земель. Карабкаешься, превозмогая усталость, на самую вершину,…

  • (no subject)

    Февраль включил отопление. Первыми зацвели фиалки. Следом высыпали подснежники, сильно удивились, но скандалить не стали — чёрт с ним, пусть в этот…

  • (no subject)

    Обычно я готовлю в виниловых перчатках — они тонкие, в них легко работается, да и руки целее. Но в квартире сестры их не оказалось, потому мясо…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 315 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    У гор своя несокрушимая правда. За той правдой ты и добираешься до них из-за тридевять земель. Карабкаешься, превозмогая усталость, на самую вершину,…

  • (no subject)

    Февраль включил отопление. Первыми зацвели фиалки. Следом высыпали подснежники, сильно удивились, но скандалить не стали — чёрт с ним, пусть в этот…

  • (no subject)

    Обычно я готовлю в виниловых перчатках — они тонкие, в них легко работается, да и руки целее. Но в квартире сестры их не оказалось, потому мясо…