Дневник Наринэ (greenarine) wrote,
Дневник Наринэ
greenarine

Categories:

О наивной девушке, понаехавшей в Москву из маленькой горной республики-2

Наталья.


Однажды у нас работала девушка Наталья, нежный такой бутончик, юная и незамутнённая активной мозговой деятельностью особа. В анамнезе Наталья имела неудавшийся брак и отчаянную попытку увода из семьи владельца ярко-красного Ауди бизнесмена Вазгена. Попытка закончилась плачевно – к Натальиной квартире явилась широкозадая Вазгенова жена и истово покрошила обивку двери в мелкую лапшу.

Наша героиня наблюдала эту леденящую душу картину из соседней квартиры – зашла к соседке попить кофейку, хорошо, что перед выходом глянула в дверной глазок. И минут десять трепетная Наталья унд соседка Валя по очереди наблюдали, как эта сумасшедшая Ашхен кромсает дверь длинным кухонным ножом. Потом Валя не выдержала и громко чихнула. Ашхен словно этого и ждала – она резво подскочила к Валиной двери и с вызовом крикнула в глазок: "Передайте этой суке, что если она не отстанет от моего мужа, то я и её порежу! Ясно?"

-Пришлось обивать дверь дерматином, разве это дело?- кручинилась Наталья и с претензией глядела на наивную девушку, понаехавшую в Москву из маленькой горной республики.
Понаехавшей было очень стыдно за безответственное поведение соотечественника Вазгена и горячность его жены, она мелко трясла головой и делала успокаивающие пассы руками.

За время работы в обменном пункте наивной девушке пришлось краснеть также за бригаду дяди Рубика, которая так удачно положила линолеум в коридоре её начальницы О.Ф., что высота потолков резко сократилась с 270 см до 245, и всё благодаря пузырям, которыми пошёл линолеум.

Также наивной девушке пришлось краснеть за жрицу любви Зою, которая пыталась сбагрить в обменник 200 фунтов-стерлингов какой-то неопознанной державы, настаивая на том, что это английские деньги, а столкнувшись с яростным сопротивлением девушки, обматерила её на чистом армянском. Чем ввела свою землячку в непродолжительный, но сокрушительный ступор.
-На каком это языке она ругалась?- оживились коллеги по обменному делу.
-Не знаю, на каком-то восточном,- густо покраснела девушка.

Мораль: накосячит горстка идиотов – а доказывать, что она не верблюд, целой диаспоре!

Люда.

Однажды у нас работала девушка Люда. За время работы в обменнике она заработала себе стойкую кличку Беда. Потому что где Люда – там и беда. Если в Интуристе переклинивали входные двери, то никто не сомневался, чья голова застряла между створками.
Если по какой-то причине в обменнике отключалось электричество, то не надо уточнять, кому приходилось вслепую пересчитывать пачки денег, чтобы как-то запечатать инкассаторскую сумку.

Если Люда шла в туалет, то одна из нас обязательно сопровождала её – вероятность заработать Людой какой-нибудь гемор на маршруте обменник-туалет-обменник была несказанно велика. Вспомним хотя бы историю, когда заклинило дверь её кабины, и Люда проревела в туалете полтора часа, пока не явилась уборщица и по душераздирающим звукам, доносящимся с третьего унитаза, не вычислила поломку. На вопрос почему она не стала звать на помощь Люда ответила, что как назло в туалет заходили одни иностранки, а по-иностранному объяснить, что заклинило дверь, она не умеет.

Только однажды Люде удалось без сопровождения и без видимых телесных повреждений сходить в туалет, но и здесь она сумела отличиться – на обратном пути попала в толпу понаехавших из Америки активных лесбиянок, и вернулась к нам в плотном кольце ухажёрок.

-Тут мне по-английски что-то говорят, а я ни бельмеса не понимаю, переведёшь?- вызвала она наивную понаехавшую девушку из обменника.
-I wanna fuck her!- страстно обратилась к девушке жилистая женщина-гренадёр в ковбойской шляпе и галстуке-шнурке на закалённой техасскими штормами вые.
-Чего это она?- счастливо улыбнулась Люда.
-Just a moment!- каркнула девушка и сделала круглые глаза Люде,- уходим!!!

А далее случилось вот что: Люда мигом сгруппировалась, в один прыжок преодолела расстояние до обменника и надёжно забаррикадировалась дверью, оставив на растерзание боевым американским лесбиянкам наивную девушку, понаехавшую в Москву из маленькой горной республики.


Мораль: устроившись на работу в «Интурист», первым делом выучи на семи иностранных языках фразу «очень сожалею, но я не лесбиянка». Или на худой конец – «все люди - сёстры».

И снова О.Ф.

История с боевыми лесбиянками просто какая-то ерунда по сравнению с тем, что однажды пришлось пережить нашей любимой начальнице О.Ф.

В тот злосчастный день совершенно опрометчиво случилось восьмое марта, и доведённая до нужной кондиции О.Ф. рыскала по «Интуристу» в поисках очередного высокопоставленного ребра.
-Пшла вон!- ругала она бродившую следом понаехавшую подчинённую.- Кому сказано от.ись? Уволю на хер!
Понаехавшая пугалась, но не уходила, потому что чувствовала ответственность за своё бедовое начальство.

О.Ф. поняла, что так просто ей не отделаться от позорного эскорта и сделал попытку оторваться. Она рванула за угол, и совершенно неожиданно для себя влетела вперёд головой в группу высоких грудастых тётенек, впоследствии оказавшихся делегацией голландских транссексуалов, приехавших в Москву на какой-то международный транссесксуальный слёт.

-Я пошарила рукой, чтобы за что-то зацепиться, ну и нашарила чьи-то яйца,- рассказывала потом О.Ф., запивая пережитый шок водкой,- не ну ваще о.уели, бл.ди, сверху – сиськи, а внизу – елда!

Мораль: и заодно выучи на нидерландском фразу «извините, пожалуйста, она просто хотела поздороваться с вами за руку!»



Инкассатор Лёша.

Не знаю, как сейчас обстоят дела с инкассаторами, но в смутные девяностые самой большой головной болью охранных агентств был набор непьющих отслуживших парней. Ключевое словно – непьющих. Выбирать почему-то приходилось из двух категорий граждан: закладывающих за воротник и закодированных. Другие категории граждан в охранники идти не желали.
Инкассатор Лёша принадлежал к пьющей категории граждан. Инкассатор Лёша был широкоплеч, сероглаз, чертовски красив и вечно пьян.

Наивной девушке, понаехавшей в Москву из маленькой горной республики, повезло работать в одну смену именно с инкассатором Лёшей. Поэтому раз в три дня иностранные туристы наблюдали следующую душевынимающую картину: ранним утром к гостинице подъезжала ржавая насквозь шестёрка (читай – бронированный инкассаторский автомобиль) и, распугивая пешеходов и прочую городскую живность, чудом притормаживала у тротуара. Далее из машины выбиралась тощая девушка, выволакивала оттуда огромного пьяного детину, напяливала на него бронежилет и прислоняла к ближайшему интуристовскому охраннику со словами «подержи, чтобы не упал». Следом она вытаскивала из машины автомат, вешала его себе на шею, прижимала к груди запечатанную сумку, и, подставив плечо могучему Лёше, доволакивала его до обменника.

Оставив деньги в обменнике, она обратно вела Лёшу к машине, сажала его на заднее сиденье и со словами «Шурик, объект сдан», вручала водителю автомат.
-Объект принят,- рапортовал Шурик, и, распугивая интуристов страстным кряхтением жигулёнка, отчаливал восвояси.

У читателей может возникнуть закономерный вопрос – а почему Шурик не помогал наивной девушке с транспортировкой инкассатора Лёши?
Объясняю. По внутренней инструкции банка "ВОДИТЕЛЬ ДОЛЖЕН БЫЛ НЕОТЛУЧНО НАХОДИТЬСЯ В АВТОМОБИЛЕ ВО ИЗБЕЖАНИЕ". Точка. Во избежание чего – не знал никто. Во избежание и точка. И Шурик неукоснительно выполнял инструкцию.

Инкассатор Лёша уволился через три месяца. Нашёл себе место престижнее. Теперь он работал в службе охраны большой нефтяной компании на букву Эл. А на его место взяли закодированного и поехавшего от этого крышей инкассатора Игоря, который совсем не пил, но непрерывно рассказывал. О том, что лично устроил Березовского в Кремль, что у него двадцать восемь счетов в швейцарских банках, и что недавно ему звонил Ельцин и предлагал место в своей охране.
-Но я не пофёл,- говорил Игорь,- да ну его, этого фебутного Ельцина. Он много пьёт, а я таких людей на дух не перенофу.

Наивной девушке, понаехавшей в Москву из маленькой горной республики, ничего не оставалось, как горько вздыхать и смотреть в окно. Она скучала по Лёше – он был добрый, смешливый, красивый, и в редкие минуты трезвости говорил: «Ты такая классная! Будь я подлецом, я бы на тебе женился. А так просто тихо люблю».
И в знак своей любви сгибал подковой очередную кованую пику на решётчатом заборе банка.

Мораль: без морали.
Tags: Я, понаехавшая
Subscribe

  • (no subject)

    Солнце было большим и горячим. Оно рассыпалось едва различимой крупкой по свинцовой чешуе Невы, искрилось золотом. Ловило своё отражение в куполах…

  • (no subject)

    Скачала график прогулок. Вот и настал час моего триумфа. Выйду 2 июня с петухами и вернусь затемно. Исхожу все окрестности в радиусе 2км, потуплю во…

  • (no subject)

    У самоизоляции свои плюсы. Есть над чем подумать. О родных, друзьях, знакомых. ГБУ «Жилищник», дерущем несусветные деньги не пойми за что. Соседях…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 317 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    Солнце было большим и горячим. Оно рассыпалось едва различимой крупкой по свинцовой чешуе Невы, искрилось золотом. Ловило своё отражение в куполах…

  • (no subject)

    Скачала график прогулок. Вот и настал час моего триумфа. Выйду 2 июня с петухами и вернусь затемно. Исхожу все окрестности в радиусе 2км, потуплю во…

  • (no subject)

    У самоизоляции свои плюсы. Есть над чем подумать. О родных, друзьях, знакомых. ГБУ «Жилищник», дерущем несусветные деньги не пойми за что. Соседях…