Дневник Наринэ (greenarine) wrote,
Дневник Наринэ
greenarine

Category:

Манюня отдыхает в пионерлагере «Колагир» или родительский день – счастья полные штаны. Ч. 6

Через неделю случился родительский день.
В преддверии столь знаменательного события субботу объявили санитарным днём. И если первую половину дня дети провели в немилосердной уборке – драили комнаты, протирали окна и меняли выданное по случаю чистое постельное бельё, то всю вторую половину небольшими группами ходили в баню – помыться и устроить небольшую постирушку.

Баня находилась в двадцати минутах ходьбы от лагеря и являла собой весьма странное сооружение – деревянные стены были насквозь съедены жучками, в единственном окне левым верхним клыком торчал осколок стекла, а под потолком в витиеватом узоре проходили устрашающего вида трубы. Трубы там и сям были обмотаны какой-то драной материей, которая периодически ссыпалась вниз жёсткой, пахнущей ржавчиной трухой. И только бетонный пол с парочкой сливов да сикось-накось приваренные к трубам лейки свидетельствовали о том, что это таки баня, а не заброшенный ангар для допотопных тракторов «Коммунар».

Несколько руинный интерьер помещения оживляло раскидистое, вполне себе самодостаточное птичье гнездо, которое красовалось на локте дальней трубы. Мы какое-то время с любопытством разглядывали его, задрав кверху облезлые от летнего солнца носы.
-Никак воронье?- предположила Каринка.
В подтверждение её слов из гнезда высунулся недовольный тёмный клюв и грозно уставился на нас.
-Она птенцов высиживает!- ахнули мы и побежали к нашей вожатой, докладываться о птице.

Но товарищ Маргарита уверила нас, что эта ворона вполне себе натренированная видом голых людей ворона.
-Мы здесь мылись, и не раз. Она сидит себе тихонечко в гнезде и никого не трогает. А птенцов там нет, не волнуйтесь.
-А почему нельзя перенести гнездо на дерево?
-Нельзя. Дед Сако объяснил, что если мы попытаемся это сделать – ворона обидится, улетит и больше не вернётся.
-Почему?- расстроились мы.
-Видимо так у них, у ворон, заведено. Вы лучше не отвлекайтесь, а быстрее заканчивайте свои дела. Очередь-то большая, всем надо успеть сегодня помыться.

Мы разложили наши вещи на длинной лавочке в углу, разделись и, стыдливо прикрываясь ладошками, встали под лейки. Воду включить или регулировать мы не могли – пульт управления находился в котельной. Поэтому мы построились по стройке смирно под лейками, и дали условный знак товарищ Маргарите. Услышав наш дружный вой, она открутила какой-то вентиль. Трубы под потолком немилосердно вздрогнули, брызнули ржавой трухой, а лейки принялись остервенело отплёвываться струями ледяной воды.
-Ааааа,- заорали мы и разбежались по углам.
-Потерпите чуть, сейчас вода пойдёт хорошая,- крикнула из котельной вожатая.
Через минуту вода действительно стала тёплой.
-Ну как?- заглянула к нам товарищ Маргарита.
-Нормально!- отрапортовали мы.

Мыться было весело и здорово – мы попеременно намыливали друг другу спины и с визгом ныряли под упругую тёплую струю воды. Ворона периодически высовывала из гнезда клюв и с любопытством разглядывала нас. Но мы уже не обращали на неё внимания – дел-то было невпроворот! Некоторые девочки сами не справлялись с мытьём, и приходилось им помогать. Особенно долгой возни потребовали волосы девочки Ани – у неё были такие длинные густые кудри, что нам пришлось всем миром сначала намыливать ей голову, а потом смывать пену. Вообще, Ани была удивительной красоты девочкой. Она ходила всегда с гордо выпрямленной спинкой, откинув голову под тяжестью волос немного назад. Товарищ Маргарита называла её походку царственной и говорила, что Ани похожа на Клеопатру.

Мы тоже дружно считали, что Ани похожа на Клеопатру. Кто такая эта таинственная Клеопатра, мы знать не знали, но нам шибко нравилось необычное звучание её имени. Вот и сейчас, смывая мыльную пену с волос Ани, мы непрестанно командовали:
-Поверни голову направо, Клеопатра. Закрой глаза, Клеопатра!
-Приеду домой – попрошу маму коротко меня постричь,- вздыхала Ани.- Жарко мне от волос. Да и возни много.


Потом мы затеяли стирку в жестяных шайках – сначала намылили одежду и долго тёрли её в руках, а далее полоскали в проточной воде. Отмылись, конечно, не все пятна, но в целом одежда обратно приобрела свой заводской окрас. Особенно здорово стирать получилось у меня – я натёрла себе такие волдыри, что пришлось идти к медсестре на перевязку. Медсестра поохала, обработала мне руки мазью Вишневского (ничего, кроме этой мази, она не признавала, и даже диатез лечила посредством наложения компресса из Вишнёвки), и строго-настрого запретила возиться в земле, пока не заживут раны. А товарищ Маргарита окрестила меня в шутку Мойдодыром, потому что я ладони аж до дыр стёрла.


Маленькое отступление. Когда в тысяча девятьсот махровом году в Ереван привезли мультфильм «Мойдодыр», то город потом долго вздрагивал, вспоминая расклеенные по всем углам афиши. Дело в том, что переводчики дали маху и название мультфильма перевели дословно – Мой До Дыр – Лва Мичев Цак. Слева на афишах был изображён косорылый умывальник, обвешанный мочалками, справа – надпись убедительным шрифтом:

МОЙ - ЛВА
ДО - МИЧЕВ
ДЫР - ЦАК

Ёмко и со вкусом, я щетаю.


Ну а до санитарной субботы случилась в «Колагире» пятница. Кто запамятовал, напоминаю – по пятницам детям разрешалось звонить домой. Так что пятницу Манечка провела в лингвистическом угаре – готовилась к коронной речи по телефону. На протяжении всего дня она не умолкала ни на минуту, и даже умудрялась советоваться со мной на утренней линейке, пока мы стояли по стойке смирно в разных концах отряда – я развевалась бестолковой жердью впереди, а маленькая Манька волнительно трепыхалась в арьергарде.
-Нарк, может шашки попросить?- вещала она сзади.- Или краски? Рисовать будем, а? Ну нет так нет, чего сразу ругаешься!- считывала она информацию с моего напряженного затылка.
-Или давай попросим, чтобы нам привезли новеллы Эдгара По,- не унималась за тарелкой супа Манька.- Будем вслух зачитывать страшные отрывки, а девочки будут пугаться, гыгыгы.

Дневной сон Маня провела в неустанных раздумьях – составляла список еды, которую всенепременно должны привезти родители.
-Шашлык?- теребила она нас.
-Конечно шашлык,- важно соглашалась Каринка.
-Шаш-лык,- сопела Манька, записывая в столбик наши требования.- Торт «Мишка»?
-Обязательно!
-Манную кашу?
-Мань, издеваешься, что ли?!
-Гыгыгы!!!

Маму разговор с Маней взбодрил. Можно даже сказать – взбудоражил. Я вообще не уверена, что она смогла уснуть после этого разговора. Вполне возможно, что две оставшиеся ночи она только и делала, что металась из угла в угол да пекла пироги.
-Тётьнадь,- конспиративно заслонившись от очереди спиной, вещала в трубку Маня,- а папа себя как ведёт? Нормально? А Ба когда возвращается? В среду? А чего она мне привезёт? Не знаете? Жаль. Вы не говорите ей, что папа себя плохо вёл, ладно? А то я его знаю, небось натворил делов. Чучундр своих домой приводил? Нет? Странно. А я чего, а я ничего, я очень даже уважительно об отце говорю!

Тут Маня развернула список и набрала побольше воздуха в лёгкие.
-А вы прямо с раннего утра приедете? Ура! А торт «Мишку» испечёте? Ура! А «Наполеон»? Не успеете? Ну ничего. Тётьнадь, а булочки нам привезёте? С миндалём, как я люблю? А шашлык делать будем? А конфет привезёте? И фруктов нам привезите, ладно? И жареную курицу. А лучше две. (Пробежала глазами по списку, крепко задумалась лицом). В общем – мы кушать хотим!

-Вас что, совсем не кормят?- перешла на ультразвук мама.
-Да не волнуйтесь вы так, нас кормят! Чем-то таким. Противным. Но мы это не кушаем. Зато хлеба в лагере много и мы его воруем. И (невнятным шёпотом в нос) йблк тоже много. Грю – йблк! Ну яблок же, тётьнадь! Воруем в саду и потихонечку едим. И воды у нас очень даже много. Особенно в речке. А туалетной бумаги совсем нет. Зато лопухов кругом растёт видимо-невидимо, они-то нас и спасают. И помылись мы наконец вчера. Хорошо помылись, ага. Аж до волдырей на Наркиных ладошках. Теперь у неё все руки перебинтованные. Ну всё, до свиданья, тётьнадь, а то тут очередь большая.
И Манька торжественно положила трубку.


А вечером мы всей комнатой утешали девочку Седу. Назавтра приезжала Седына мама, и как она отреагирует на историю с комбинацией – мы не знали.
-Она что тебе сегодня сказала?
-Я с братом разговаривала, мама на работе была.
-Спросила бы брата!
-Я что, сумасшедшая брата спрашивать? Он скажет, что мама меня убьёт. Противный такой – сил нет,- возмутилась Седа.
Она достала из чемодана комбинацию и скорбно напялила на себя. Мы дружно затрепетали - комбинация была неземной красоты – нежно-бежевая, с кружевом по подолу и вышивкой на груди.

Когда мы увидели её впервые, чуть не сдохли от зависти.
-Седа,- простонали мы,- а что это за красота такая!!!
-Это моя комбинация,- похвасталась Седа.
-Откуда она у тебяаааа?
-Купили её мне.
-Ооооо,- затряслись мы и обступили Седу со всех сторон.- Кто её тебе купил?
-Мама. Я в ней сплю. Это моя ночнушка,- Седа надела комбинацию и гордо прошлась по комнате. Комбинация была несколько велика, можно даже сказать, что Седа утопала в ней – лиф болтался в районе трусов, а подол мотался по полу, но это ничуть не портило её роскошного вида. Мы ходили следом, и, завистливо скривив рты, водили руками по ажурной вышивке на талии.

Но тут в комнату вошла товарищ Маргарита.
-Это что тут происходит? Ну-ка марш по кроватям!- скомандовала она.
Мы кинулись врассыпную.
-Седа, а что это на тебе надето?- удивлённо подняла брови вожатая.
-Это моя комбинация,- забегала глазами Седа.
Товарищ Маргарита подошла к Седе, внимательно изучила комбинацию, вывернула ярлык.
-Уууу, Югославия? Надо же. И пахнет духами. Клима?
-Ага,- шмыгнула носом Седа.
-Снимай, горе моё,- вздохнула товарищ Маргарита,- мама небось обыскалась?
-Не знаю,- засопела Седа.
-Завтра позвоним и предупредим её, что комбинация у тебя. Чтобы она не беспокоилась.
Товарищ Маргарита аккуратно сложила комбинацию, убрала её в Седын чемодан, пожелала всем спокойной ночи, и, выключив свет, вышла из комнаты.

Какое-то время в комнате стояла гробовая тишина, только и слышно было, как за окном шумит речка да поют сверчки. Всем было жалко Седу, ведь она без спросу взяла мамину комбинацию, а за это по головке не погладят! Каждой хотелось сказать ей что-то утешительное, но нужных слов придумать не получалось.
-Вот!- вдруг села в постели Маня.- А я, например, когда была маленькая, ела штукатурку. Отколупывала со стен и ела.
-Да ладно!- с готовностью отозвалась комната.
-Клянусь! И ноги у меня были кривые, и не выпрямились, пока я всю штукатурку в доме не съела. А ещё,- не унималась Манька,- я воровала у Ба её золотые украшения и дарила моей воспитательнице.
-Оооо,- только и смогли выдохнуть девочки.

-А я села голой попой на раскалённый металлический табурет. Он под солнцем раскалился, а я села. И потом меня возили в больницу на перевязки,- похвасталась я.
-А чего это ты голой попой на табурет села?
-Дура была,- победно доложилась я.
-Гыгыгы,- покатились девочки.
-А я изрезала на мелкие кусочки новую скатерть – хотела сшить своей кукле свадебное платье. А скатерть эта была дорогущая – её должны были подарить маминой начальнице, аж всем коллективом деньги собирали,- вздохнула Сюзанна.
-И чего?- похолодели мы.
-Чего. Влетело, конечно. Папиным ремнём. Попа потом горелаааа…

Воцарилась минутная тишина. Все с ужасом представляли, как у Сюзанны горела попа.
-А я вот видите,- всхлипнула Седа.
-Да ну, можно подумать,- села в кровати Каринка,- а вот я…
И до поздней ночи вся комната, затаив дыхание, слушала рассказы о Каринкиных шалостях.
Периодически у какой-нибудь девочки не выдерживали нервы и она восклицала:
-Ну ты вообще беда!
-Да, я такая,- с достоинством соглашалась Каринка.


В ту ночь нам удалось успокоить Седу, но сейчас родительский день был буквально на носу, и она горестно вздыхала, представляя, что её ждёт завтра.
-Побьёт небось.
-Ну, может и побьёт,- соглашались мы,- но не сильно. Во-первых, ей будет неудобно на глазах у всего лагеря тебя бить, а во-вторых, она по тебе всё равно соскучилась. А когда по человеку соскучился – наказывать его не хочется.
-Да?- обрадовалась Седа.
-Конечно!
-И вообще,- подала голос Маня,- не станет же она с твоего папы сдирать ремень, чтобы тебя наказывать. Вдруг брюки упадут, и весь лагерь увидит его трусы. Может, трусы у него несвежие! И вообще дырявые! Спереди и сзади!

А в воскресенье приехали родители.
Нет, не так.
А В ВОСКРЕСЕНЬЕ ПРИЕХАЛИ РОДИТЕЛИ!!!!!!!!!!

-Ну наконец-то я тебя увидела живьём! А то всё во снах да во снах!- ткнулась с разбегу дяде Мише в живот Манька.
Дядя Миша обнял Маньку крепко-накрепко, и закружил в воздухе, да так, что Манька радостно заверещала – иииии!!!
-Это я специально тебе снился, чтобы ты себя хорошо вела!
-А Роза тебе не снилась?- мигом полюбопытствовал папа, и по тому, как мама с папой расхохотались, а дядя Миша забегал глазами, стало ясно, что вёл он себя не очень.

-А у нас теперь в комнате стены красивые, как зар-птица,- рассказывала нам Гаянэ, пока мы водили родных по лагерю и показывали им все достопримечательности. Мама при виде каждой новой достопримечательности ахала и хваталась руками за голову, а дядя Миша крякал и приседал. Впрочем, все остальные родители вели себя точно так же.
-То есть как это стены красивые, как жар-птица?- полюбопытствовали мы.
-Я изрисовала одну стену узором, вот Гаянэ решила, что это хвост Жар-птицы,- объяснила мама.
-Да-да, хфост и крылушки!- закивала Гаянэ.

Потом мама с дядей Мишей зашли в туалет, тут же выскочили и какое-то время слова не могли выговорить, а только глядели на папу и разводили руками.
-Если бы не раскуроченное сиденье машины, я не стал бы их здесь оставлять,- оправдывался папа.- Несколько раз порывался забрать девочек обратно домой, но достаточно было взглянуть на сиденье, чтобы мигом протрезветь!
-Какой кошмар,- только и смогла выговорить мама,- теперь меня ничем уже не удивить!

Тут, конечно же, она поспешила с выводами, потому что буквально следом тишину над лагерем взорвал очередной экзерсис неугомонного Славика.
-Мать вашу за ногу,- только и смог выговорить дядя Миша, а Гаянэ сначала испугалась и заплакала, а потом сказала, что в этом пиянельлягере живёт Чудо-юдо рыба-кит.
Славиков горн зазывал взрослых и детей на плац. Когда все построились, Гарегин Сергеевич поприветствовал гостей пламенной речью, поблагодарил их за хороших деток, и сказал, что вокруг лагеря много замечательных уголков, где можно пожарить шашлыки и отдохнуть с детьми.

-А ежели вы хотите остаться в лагере, то милости просим в нашу столовую. У нас сегодня праздничные пироги с грибами и крапивный суп на мясном бульоне с гренками.
Пироги с грибами и крапивный суп случились благодаря тому, что дед Сако с тётей Линой весь вчерашний вечер прочёсывали окрестности лагеря в надежде найти хоть что-нибудь, что могло украсить праздничный стол. Вернулись они, перемазанные землёй и со множественными вкраплениями мха и лишайника по всему экстерьеру, но с победными двумя вёдрами вешенки и лукошком крапивы наперевес.

Чтобы не обижать старания людей невниманием, некоторые родители зашли в столовую, попробовали тётилиныных пирогов и даже льстиво попросили рецепт начинки.
-Да я вас умоляю,- отмахивалась довольная тётя Лина,- какая там начинка! Грибы, лук и отварные яйца. Главное, чтобы муравьёв немного, а то будет кислинкой отдавать!- и, видя вытянувшиеся лица родителей, громко хохотала, вздрагивая большим животом.

День мы провели просто замечательно. Сначала папа с дядей Мишей развели костёр и запекли на большом огне овощи – баклажаны, помидоры и болгарский перец. Потом, пока она жарили на углях шашлык, мы помогали маме готовить самый вкусный в мире салат к мясу. Для этого нужно было мелко порубить печёные на огне овощи, добавить к ним головку шинкованного репчатого лука и свежей зелени сколько не жалко, посолить и размешать. Всё! Вкуснотень получилась неимоверная.

Потом мы ели, ели, и остановиться не могли. Сначала мы ели мясо, потом мы ели салат, потом мы снова ели мясо, потом сыра много-много поели, и бастурмы поели столько, что пропахли ею с ног до головы. Потом мы ели торт, потом – конфеты, потом выцыганили у мамы по глоточку кофе и таки решили, что кофе – это жуткая дрянь. Потом мы взяли ракетки, чтобы поиграть в бадминтон, но почему-то снова расселись вокруг стола, и хоть кушать уже не могли, но сидели, выпучимшись на яства, и сдвинуться с места не могли.

-Бедные дети,- вздыхала мама,- вы не волнуйтесь, мы всю еду вам оставим, а на той неделе приедем ещё.
-Ага,- кивали мы, но не отходили от стола.
-Хотите, поедемте домой? Бог с ним, с этим лагерем?- заплакала мама.
-Не хотим, нам здесь нравится.
-Мам, они узе совсем сиротиночки, вот и хотят остаться тут,- покачала головой Гаянэ.


А поздно вечером лагерь подсчитывал потери. Из девяносто восьми детей тринадцать укатили домой и ещё восемь скулили вслед уехавшим родителям, отказываясь возвращаться в комнаты. Зато наш отряд не дрогнул и остался в полном составе. Еды было много, дня на три-четыре. Тётя Лина выделила каждому домику закут в кухонном холодильнике, мы сложили наши припасы в один большой пакет, прикрепили грозную записку – «Третий отряд, девочки. Не трогать!», и торжественно убрали в холодильник.

Взрослая жизнь в «Колагире» продолжалась.


......................


Тут такое дело. Я прошла в шорт-лист премии "Рукопись года" в номинации "Язык".
Всю ночь не спала. Глаза в кучку.

http://www.astrel-spb.ru/content/view/625/56/


А это вам для настроения. Нашла в ЖЖ, не помню у кого. Отзовитесь, прекрасный человек, дам на вас благодарственную ссыль.
Tags: Манюня
Subscribe

  • Памяти Алена

    Ереван включил джаз. Запутался солнечными лучами в кронах платанов, полежал на чахлых газонах, подставив лицо пронзительно синему небу. Вытащил на…

  • (no subject)

    Февраль включил отопление. Первыми зацвели фиалки. Следом высыпали подснежники, сильно удивились, но скандалить не стали — чёрт с ним, пусть в этот…

  • (no subject)

    Тавушская зима рисует грифельным карандашом наброски: промозглый туман, инейные завитки на шушабандах, хмурый перевал, молчание птиц. Дым дровяных…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 291 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Памяти Алена

    Ереван включил джаз. Запутался солнечными лучами в кронах платанов, полежал на чахлых газонах, подставив лицо пронзительно синему небу. Вытащил на…

  • (no subject)

    Февраль включил отопление. Первыми зацвели фиалки. Следом высыпали подснежники, сильно удивились, но скандалить не стали — чёрт с ним, пусть в этот…

  • (no subject)

    Тавушская зима рисует грифельным карандашом наброски: промозглый туман, инейные завитки на шушабандах, хмурый перевал, молчание птиц. Дым дровяных…