Дневник Наринэ (greenarine) wrote,
Дневник Наринэ
greenarine

Category:

Манюня, или как нужно с большой для себя пользой съездить в Тбилиси

Дядя Миша, Манин папа, работал на релейном заводе инженером. Главный инженер – должность, безусловно, почётная. У дяди Миши в анамнезе были красный диплом политехнического института, кандидатская степень и кой - какие научные разработки. За все эти заслуги, а также за 15-летний непрерывный стаж работы на релейном заводе родина платила ему ежемесячно где-то около двухсот рублей. На эти деньги дядя Миша умудрялся не только обеспечивать всю семью, но и позволял себе маленькие мужские радости, если конечно эти радости проходили строгий таможенный контроль Ба.

А ещё дядя Миша был однолюбом. Редкое для мужчины качество, ставящее жирный крест на его судьбе. Ещё со школьной скамьи он любил девочку Галю Ицхакову. И вопреки воле Ба женился на ей. Естественно, свекровь невзлюбила невестку. В бедной Гале всё было не так – и происхождение (рабоче - крестьянское), и вероисповедание (пф, выкрест), и вкусы (ты видел булатные зубы её матери – это же ни в какие ворота не лезет), и образование (медсестра, даже на врача не удосужилась выучиться).

Ради справедливости нужно отметить, что Ба в принципе не могла ужиться с женщиной, которая покушалась на любовь её сына. Тётя Галя боролась за своё семейное счастье долго и отчаянно, но потерпела фиаско – Ба была мастером изнурительной партизанской войны. Мане было пять лет, когда её родители развелись. Ба сделала всё возможное, чтобы внучка осталась с ней. Я не знаю, на какие ухищрения она пошла, может пригрозила судье пытками или взяла в заложники всю его семью, но суд принял сторону дяди Миши, и Ба получила Манечку в безвозмездное пожизненное пользование. Тётя Галя потом снова вышла замуж, уехала в другой город, родила своему мужу троих детей. Маня периодически приезжала к ней в гости, и к чести Ба нужно отметить, что она никогда не препятствовала общению Мани с её мамой.

Ба вообще была достаточно замкнутым человеком и мало кого «допускала к телу».
Моя семья стала редким исключением. Уж не знаю, чем мы её взяли, может количеством детей (четыре девочки!), или тем, что мама оказалась землячкой Ба, а может тем, что папа не раз вытаскивал дядю Мишу из передряг, в которые он регулярно попадал, но Ба раз и навсегда впустила нас в своё сердце и не выпускала оттуда уже никогда. Мы высоко ценили любовь Ба, и бережно несли её перед собой праздничным караваем.

Если у Ба случались какие-нибудь крупные размолвки с дядей Мишей, то плакаться она приходила к маме.
-Ты представляешь, Надя,- возмущалась она, громко отпивая горячий чай из большой чашки,- мне кажется, что у него кто-то есть!
-Тётя Роза,- маме хватило наглости возразить Ба,- Миша молодой мужчина, ему всего тридцать восемь, должен же он где-то оставлять свою… хм… энергию!- последние слова она проговорила почти шёпотом и, казалось, стала ниже ростом – Ба смотрела на маму тяжёлым немигающим взглядом.

-Можно подумать – это аргумент! Я вот тридцать лет живу без мужика, и ничего!- рассердилась она.
По лицу мамы было видно, что она хотела бы возразить Ба, но сработал инстинкт самосохранения и она промолчала.

Мы с Маней периодически, затаив дыхание, подслушивали диалоги Ба с мамой. Мане было жизненно важно, чтобы дядя Миша ни в кого не влюблялся – она лелеяла тайную надежду, что родители когда-нибудь обязательно помирятся и снова поженятся. Видимо, об этом мечтал и дядя Миша, потому что никогда так и не решился на второй брак. Безусловно, как у любого здорового мужчины, у него были какие-то связи на стороне, но явок и паролей он никогда не сдавал, может ещё и потому, что узнай об этом Ба – и одной несчастной на этом свете стало бы меньше.

Самой большой легальной привязанностью дяди Миши, разумеется, после Манюни и Ба, был его автомобиль.

Автомобиль - весьма гуманное определение тому агрегату, на котором рассекал дядя Миша.
-Адам Казимирович Козлевич, на своём «Лорен - Дитрихе» нервно закусывает зависть локтями,- комментировал папа, когда дядя Миша торжественно въезжал в наш двор на своём драндулете.

Манюнин папа являлся счастливым обладателем автомобиля повышенной проходимости, условно обозначаемым как ГАЗ-69. Почему условно обозначаемым, потому что дяде Мише от прежнего владельца машина досталась в весьма «модифицированном» виде – чего стоил один только кузов, собственноручно сваренный из железяк непонятного происхождения и предназначения!

Но дядя Миша не унывал. Он ласково назвал своего механического друга Васей, в честь главного конструктора Вассермана, под чутким руководством которого создавался сей вездеходный монстр, и два раза в год обязательно разбирал его на винтики и карданные валы. Далее он любовно протирал каждую деталь бензином, мазутом или чем полагается протирать детали ГАЗ-69 1956 года выпуска, а потом, что особенно удивительно, собирал машину обратно. Примечательно, что после каждой сборки Васи оставалась целая куча металлолома, которую дядя Миша аккуратно складывал на отдельную полку в погребе.
-Когда-нибудь найдём и им применение, а мой Вася и так поездит,- горделиво приговаривал он.

Если снаружи Вася смахивал на курятник на колёсах, и этим только интриговал неподготовленных зевак, то скудностью убранства кабины он ошеломлял людей уже по самые, ну не знаю, надпочечники что ли.
В базовой комплектации производителем предполагались две трёхместные продольные лавки для пассажиров. Но прежний владелец и сюда внёс свои коррективы – за сиденьями водителя и переднего пассажира, вдоль боковых стен, были прибиты две деревянные, плохо отшлифованные лавки. Усидеть на них по ходу движения было очень сложно, потому что держаться было не за что. Приходилось крепко упираться ногами в пол, а руками – в крышу автомобиля.

Если организовывался выезд на природу, то мама, Ба и младшие мои сёстры садились в папину копейку, которая на фоне дядимишиного драндулета смотрелась как минимум Кадиллаком, а я, Манька и моя сестра Каринка загружались в Васю.

Между деревянными продольными лавками Васи было достаточно большое пространство, куда складывали скарб для пикника - шампуры, замаринованное мясо, овощи-фрукты, пледы, мячи, ракетки для бадминтона, нарды, термос с чаем, тёплую одежду. Нашей обязанностью было по ходу движения Васи придерживать это добро, чтобы оно не разлеталось по машине.
Не знаю, предполагала ли базовая комплектация ГАЗ-69 амортизаторы, но на Васе их точно не было. Машину на дороге трясло так, словно её вручили какому-то малютке-великану вместо погремушки.

-Кастрюююлю держи,- орала Маня Каринке, придерживая ногой пакет с картофелем, одной рукой упираясь в железную крышу монстра, а другой ловя откатившийся зеленобокий арбуз. Кастрюля с замаринованным мясом выделывала по полу опасные пируэты и всячески грозилась опрокинуться и оставить нас без шашлыка.

-Да мне бы шампуры поймать,- кряхтела Каринка, пестуя в руках огромный термос Ба, а ногой пытаясь придержать связку острых шампуров.
Мне с невероятным трудом удалось подцепить кастрюлю локтем - руки были заняты магнитофоном Электроника 322, а ногами я придерживала пакет с фруктами.
«Ах Арлекино, Арлекино, нужно быть смешным для всех»,- надрывалась в магнитофоне Пугачёва.

-Васидис!- вёл уважительные переговоры с Васей дядя Миша, - давай, родненький, идём на подъем.
-Вннннн - внннннннннннннн,- преданно кряхтел железный монстр.
Дядя Миша, словно лётчик-испытатель, увлечённо шуровал огромным количеством непонятных рычагов, торчащих по правую сторону от его сиденья.
-Кха-кха, вннннн, кха-кха,- надрывался Васидис, и таки взбирался на очередной бугор тяп-ляп проложенной горной дороги.

Иногда, когда Вася находился в разобранном виде (в неглиже, хмыкала Ба), а дяде Мише срочно надо было куда-то ехать, он просил у папы его копейку.

Практика открыла за дядей Мишей удивительную способность – если он пытался съездить куда-то на папиной машине, то обязательно попадал в передрягу.

Когда дядя Миша взял папину копейку в первый раз, то на скорости сорок километров в час он въехал в стадо коров и выехал из него с обезумевшим от такого беспардонного обращения быком на переднем капоте. Бык отделался лёгким испугом, а капот погнулся так, что пришлось возвращаться, чтобы ремонтировать машину. При этом всю долгую дорогу до сервиса дядя Миша проделал со скоростью 10 км в час, потому что когда он пытался хотя бы на километр прибавить в скорости, капот распахивался на девяносто градусов и загораживал ему весь обзор.

Во второй раз, когда дядя Миша дорвался до папиной машины, он умудрился попасть в открытом поле под град величиной с хорошее куриное яйцо. Когда он въехал к нам во двор, папа чуть не скончался от зрелища, открывшегося перед его глазами – весь кузов копейки был погнут в элегантный крупный горошек.

В третий раз, когда мой оптимистичный папа не отказал своему другу в просьбе, дядя Миша умудрился провалиться в огроменную яму в таком безлюдном месте, что ему пришлось пройти пешком 15 км до ближайшего населённого пункта, чтобы позвонить отцу.

-Юра!- заикался он в трубку,- я провалился в такую яму, что мама не горюй! Кажется, передняя ось погнулась, я плохо видел, потому что грязищи кругом – тьма тьмущая. Может, это даже не лужа, а болото, я плохо присматривался. Нужен трактор, слышишь меня, трактор, иначе машину не отбуксовать!
Папа запил радостную весть ведром валерьянки и поехал искать в субботний вечер трезвого тракториста.

-Всё!- поклялся он торжественно на следующее утро, когда, заляпанные грязью по самые брови, они с дядей Мишей вернулись домой,- это была последняя капля. Ни-ког-да! Ни-ког-да я тебе больше не доверю машину. Клянусь памятью своего прадеда, понял?
-Я сам не возьму в толк, что за напасть такая,- виновато разводил руками дядя Миша,- Вася, что ли, ревнует?

А потом случилось вот что.
Грянул 44-й чемпионат СССР по футболу, встречались команды высшей лиги «Динамо» Тбилиси и «Арарат» Ереван. Матч должен был состояться в Тбилиси, и папа с дядей Мишей намылились поболеть за вечно уступающий соседям в счёте «Арарат». Если я что-то не путаю, вопрос был жизни или смерти – проигрыш нашей команды означал автоматический её вылет из Высшей Лиги.

Мама с Ба были категорически против этой поездки.
-Что вы переживаете,- кипятился папа,- машина совершенно новенькая, ехать всего пятьсот километров, и потом я же не один поеду, со мной будет Миша, он, если что, подстрахует меня.
-Зисале, так об чём и речь,- всплеснула руками Ба,- если бы ты ехал один, я и слова тебе поперёк не сказала бы. А тут с Мишей решил! Обязательно что-нибудь случится, вот увидишь.
-А что сразу Миша,- встрял дядя Миша,- мамэле, я даже к рулю не прикоснусь, водить будет только Юра! Клянусь!

Поздним вечером 24 июня раздался междугородний звонок. Мама кинулась к телефону.

-Алло,- крикнула она в трубку,- алло!
-Отвечайте Тбилиси,- раздался бесстрастный голос оператора телефонной станции.
-Алло, алло, Надя? – сквозь шорох и треск прорвался голос папы.
-Это я! Что случилось?- выкрикнула мама.
-Продули три ноль,- загробным голосом поделился папа.
-Уф,- вздохнула с облегчением мама,- а я-то подумала, случилось что.
-Это как посмотреть,- продолжил папа после минутного молчания.
-Что стряслось?- у мамы сошла краска с лица.
-Машину угнали,- промычал папа,- Миша пошёл доставать из бардачка сигареты. Ну, он открыл дверь, полез в бардачок, а тут его чем-то огрели, оттащили в сторону и угнали машину.

Мама села прямо на пол.
-Миша живой?- спросила сдавленным голосом.
-Конечно живой,- рассердился папа,- жив - здоров, даже сотрясение мозга не получил,- в голосе отца проскользнули нотки сожаления.
-И что теперь делать?
-Нужно тысячу рублей выслать нам!
-Сколько? Зачем? Откуда?- испугалась мама.
-Займи и вышли,- зачастил папа,- тут круговая мафия, я позвонил Максу в Москву (Максим, папин двоюродный брат, был одним из лучших сыщиков МУР-а), он нажал на нужные рычаги, на нас вышли люди и потребовали тысячу рублей за то, чтобы вернуть машину. Макс сказал, что надо откупаться, иначе машину мы вообще никогда не увидим.

Через три дня наши горе - болельщики возвращались домой. Настроение было паршивое. Дядя Миша, после долгих раздумий, решил выступить с рацпредложением.
-Юра, может нужно освятить машину?
-В смысле освятить?- от неожиданности папа сбросил скорость.
-Ну… это… как оно у вас называется… ну когда приглашается священник, вроде с кадилом…
Папа моментально вызверился.
-Чтобы ни один мудило с кадилом на пушечный выстрел к моей машине не подходил, понял?
-Понял!- дядя Миша примирительно замахал руками,- что ж тут непонятного, всё понял!

Здесь надо сделать маленькое отступление и объяснить агрессивную реакцию моего отца. У папы были свои счёты с богом. Они друг друга, скажем так, недопонимали. Или играли в сломанный телефон, но папа никак не мог смириться с правилами игры. Дело в том, что папа всю жизнь мечтал о сыне.
-Вот родится у меня сын,- строил он планы,- достойный продолжатель рода, будет он мне другом, опорой и поддержкой!
Но боженька почему-то не считался с желаниями отца, и одну за другой посылал ему дочерей.

Когда родилась я, папа даже обрадовался.
-Вот!- сказал он,- план на девочку выполнен, следующим точно будет мальчик!
-Юра,- мама сунула ему в руки меня,- посмотри, как она на тебя похожа!
-Что, и нос будет как у меня?- испугался отец.
-Нет, что ты,- соврала мама.
-Слава богу,- обрадовался отец,- тогда назовём её Наринэ!
-Наринэ,- зашелестели эхом духи наших предков,- огненная.
-Не это имя нужно было ей давать,- вмешался дух прапрабабушки Сирануйш,- надо было назвать её…
-Шшшш,- зашикали на неё духи,- не вмешивайся…


Потом родилась вторая девочка. Папа ходил мрачнее тучи.
-Юра!- мама откинула уголок конверта новорожденной,- посмотри, какая чудная девочка, очень на мою маму похожа.
Папа взял девочку на руки, погладил по щёчке.
-И впрямь похожа,- вздохнул,- назовём её Каринэ.
-Каринэ,- от шёпота духов наших предков затрепетали шторы в больничной палате,- ликующая.
-Другое нужно имя,- снова вмешался дух прапрабабушки Сирануйш,- есть персидское красивое имя…
-Шшшш,- зашикали на неё духи моих армянских и русских предков,- какие такие персидские имена?


Потом родилась третья девочка. Папа места себе не находил, непрестанно курил, ругался куда-то вверх.
-Я у тебя чего-то невозможного прошу?- брызгал он слюной в небо.
-Юра,- мама сунула ему в руки девочку,- посмотри, какая она красивая, копия твоего отца.
Папа взял девочку на руки, долго вглядывался в лицо.
-И впрямь на отца похожа,- умилился он,- назовём её Гаянэ.
-Гаянэ,- заволновались духи наших предков,- земная.
-Имя – это сакральный код,- вмешался снова дух прапрабабушки Сирануйш,- оно должно символизировать…
-Что?- обернулись к ней духи.
-Твой посыл Вселенной,- зашептала Сирануйш,- девочку нужно назвать Сона. Сона в переводе с фарси означает «красивая». Но есть ещё второе значение этого слова - «достаточно».
-Подождите, но Сона - это армянское имя,- встряла прапрабабушка Тамара.
-Пф,- фыркнула прабабушка Вера,- есть хоть что-нибудь в мире, что не армяне придумали?
-Да ты что, Вера,- хохотнул прадед Иван,- вначале были армяне, и только потом - свет!
-Да где ты был, когда мы уже христианами были…- полезла в бой Тамара.
-Вооорс утееееееееееек*!- раздался грозный рык прапрадеда Пашо.
Все притихли.
-Развели тут курятник! Заткнулись все! Говори, Сирануйш!
-Спасибо Пашо, лучше бы ты при жизни так меня слушался,- хмыкнула Сирануйш.
-Вооооорс!- прогрохотал Пашо.
Сирануйш вздохнула.
-Если назвать девочку Сона, что в переводе с фарси означает «достаточно», то следом обязательно родится мальчик!
-Сона,- заволновались духи предков,- девочку нужно назвать Сона!

-Хорошо, пусть будет Гаянэ,- улыбнулась мама папе.

А потом мама забеременела в четвёртый раз.
-Бог любит троицу,- потирал руки папа,- три дочки у меня уже есть, теперь точно будет мальчик!
Однажды он ворвался в дом с большим топором наперевес. Мама обхватила руками живот и забилась в угол. Папа был явно не в себе, он отчаянно жестикулировал, нервно ходил лицом и всячески напоминал умалишённого.
-Вот!- тряс он томагавком над головой,- смотри, что я нашёл в лесу! Топор! Оружие! Это знак!!! Теперь точно будет мальчик!
Когда родилась четвёртая девочка, папа месяц с лишним ходил с немым вопросом на лице. Родные всерьёз беспокоились о его душевном равновесии, поили отваром пустырника и зверобоя, кормили валерьянкой.
-Юра,- мама подвела его к кроватке,- посмотри, как она на моего отца похожа!
-А что, она не могла быть мальчиком, похожим на твоего отца?- гаркнул отец.
-Она родилась с седой прядью в волосах,- заплакала мама.
-Да?- смягчился папа,- видимо знала, что я буду расстраиваться. Назовём её…
-Сона,- наклонилась к его уху прабабка Сирануйш,- назови её Сона, сынок.
-Мне кажется, её нужно назвать Сона,- сказала мама,- почему-то это имя пришло мне сейчас на ум.
-Ну наконец-то,- вздохнули духи наших предков.
-Ну наконец-то,- засмеялась Сирануйш.

Папа не умел слышать шёпота духов предков. И не замечал знаков судьбы в виде белой пряди волос в кудрях своей младшей дочери. Папа всю жизнь страстно мечтал о сыне. И затаил большую обиду на бога.

Дядя Миша уже крепко дружил с папой, когда родилась Сонечка. Дядя Миша наравне с отцом пил зверобой и закусывал его валерьянкой.
Вот почему, когда он предложил отцу освятить машину, тот моментально вышел из себя. Вот почему дядя Миша не стал спорить со своим другом, и всю оставшуюся дорогу они проехали в гордом молчании.

Когда папа довёз его до дома, дядя Миша повернулся к нему:
-Я продам своего Васю и закрою твой долг,- сказал он.
-Если хоть копейку мне принесёшь, я с тобой никогда больше здороваться не буду,- забарабанил пальцами по рулю папа.
Помолчали.
-Хоть бы в ничью сыграли эти идиоты,- вздохнул дядя Миша.
-Это ещё вопрос, кто тут идиоты,- сказал отец.


-Понимаешь, Надя,- рассказывала потом Ба,- это надо было видеть, сидят вдвоём в машине и хохочут в голос. С завываниями, охами-ахами, заламывая руки. Аж слёзы по лицу ручьём текут. Только и слышно сквозь смех – идиоты, идиоты. Я даже выходить к ним не стала, ждала, пока отсмеются. Идиоты, что с них взять!


............................................................................................

* Ворс утек(арм.) - съешьте мою задницу(уж извините, но из песни слов не выкинешь)


Две фотографии:

Обратите внимание на счастливое лицо моего многодетного отца.
Картина называется "Радости полные штаны"



Так выглядит мужчина, дождавшийся таки сына.
Картина называется "Выцыганил"




Качество фотографий плохое, извините, если что не так.
Tags: Манюня
Subscribe

  • (no subject)

    Фильм «Зулали» оказался под стать своему трейлеру: трогательный, ясный, чистый, словно детское дыхание. Я не смотрела его, я заново проживала всё то,…

  • (no subject)

    Галина Юзефович — критик созидающий, работающий не на скандал, а на читателя. И интервьюер она замечательный, искренний и открытый. Мне с ней было…

  • (no subject)

    Была у Мамиконяна. Подготовилась основательно: тщательно почистила зубы, а заодно выдернула нить из десны, чтобы доктору было меньше возни. Роб…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 294 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    Фильм «Зулали» оказался под стать своему трейлеру: трогательный, ясный, чистый, словно детское дыхание. Я не смотрела его, я заново проживала всё то,…

  • (no subject)

    Галина Юзефович — критик созидающий, работающий не на скандал, а на читателя. И интервьюер она замечательный, искренний и открытый. Мне с ней было…

  • (no subject)

    Была у Мамиконяна. Подготовилась основательно: тщательно почистила зубы, а заодно выдернула нить из десны, чтобы доктору было меньше возни. Роб…