Дневник Наринэ (greenarine) wrote,
Дневник Наринэ
greenarine

Categories:

О «Манюне» в РАМТе

Бога можно рассмешить не только планами, но и мечтами. Потому я старалась не мечтать. Иногда, правда, случались срывы, но я себя одёргивала — с ума сошла всякое воображать! Бросай эту ерунду, занимайся делом.
Занималась.
Например, я работала в гостинице «Интурист», в пункте обмена валюты. Или пыталась заняться бизнесом (благополучно прогорела). Переучивалась на бухгалтера, естественно неудачливого. И переживала оттого, что ничего у меня не получается.
А потом я завела страничку в ЖЖ, и стала вывешивать там истории о своём счастливом детстве. И согласилась на предложение издательства сделать из этих историй книжку.
Так я в 39 лет стала писателем, хотя никогда об этом не мечтала.

Однажды я познакомилась с Рузанной. Пришла на её спектакль по Зощенко и ушла счастливо утешенной, потому что она сделала невозможное — примирила меня с писателем, которому я с детства не могла простить бескомпромиссного папу в «Лёле и Миньке».
Именно тогда, воодушевлённая спектаклем, я и позволила себе робкую надежду: а вдруг Рузанна поставит «Манюню»? И если да, то пусть Ба сыграет Нина Дворжецкая, ведь больше никто с этой ролью не справится.
А ещё я мечтала, чтобы кто-нибудь показал книжку художественному руководителю РАМТа Алексею Бородину. Как потом оказалось, это сделала сама Нина Дворжецкая.

История с постановкой в РАМТе «Манюни» завертелась два года назад. Я совсем не переживала, потому что отдала книгу в надёжные руки. Я знала — Рузанна именно тот волшебник, который сумеет осуществить мою мечту. Она выберет самых правильных артистов, она сделает лучшую инсценировку. Я не сомневалась, что спектакль окажется именно таким, каким я бы хотела, чтобы он был. И он именно таким и оказался — невозможно смешным и совсем немного — печально-нежным.

Мне повезло, я росла в любви. До поры до времени я даже не подозревала, что бывает по-другому. Ведь моей родиной была даже не конкретная страна, а крохотный городок Берд, где все знали друг друга, где мама спокойно отпускала нас на все четыре стороны, потому что не сомневалась, что если мы нашалим, то обязательно найдётся какая-нибудь чужая бабушка, которая за ухо приведёт нас домой, где каждый вечер с работы возвращался папа, и первое, что мы делали с сёстрами — с разбега висли на нём гроздьями, а он, усталый, но ужасно любящий, обнимал нас и целовал в макушки. Это был мир, где любовь являлась не счастливым даром, а чем-то безусловным. Как небо, или солнце, или дождь.
Когда у тебя всё хорошо, где-то там, в другом, большом городе, где ходят краснобокие трамваи и на цирковом представлении можно увидеть настоящего клоуна, обязательно найдётся такая же как ты десятилетняя девочка, которая не помнит своего папу, потому что когда ей было два года, он ушёл из семьи и никогда больше не давал о себе знать. У этой девочки любящие мама и бабушка, но у неё нет и никогда не будет возможности повиснуть с разбега на отцовской шее и ощутить себя всесильной, ведь рядом нет того, кто всегда защитит.
Именно этой девочкой и оказалась моя Рузанна.

Жанр спектакля она определила как объяснение в любви. И спектакль действительно о любви. О чистой и неподдельной любви той самой покинутой девочки к людям, которым досталось больше счастья. Мне сложно вообразить каким огромным должно быть человеческое сердце, чтобы оно, не очерствев от обиды и неподдельного детского горя, умело так искренне, так безгранично радоваться за других.
Всю жизнь, почти в каждом своём спектакле Рузанна вела беседу со своим папой. Но именно здесь, в «Манюне», эта беседа получился особенно трогательной и уместной. И надеюсь — целительной.
Наши горы — это твои горы, наше небо — это твоё небо, наше солнце — оно и твоё. И наш Берд — он навсегда твой, моя родная.
Спасибо за твою нежную преданность. И за то, что научила меня мечтать.
Дорогие мои бердцы, вообразите — в одном из лучших московских театров теперь играют потрясающий спектакль о вас.


Я хочу поблагодарить каждого, кто имел отношение к «Манюне».
Спасибо Алексею Владимировичу Бородину, человеку большого таланта и большого мужества, преданному своему театру до краинок души.
Спасибо Софье Михайловне Апфельбаум, которая начинала с нами, и всё это непростое для себя время была рядом.
Спасибо Нине Дворжецкой и Алексею Колгану — за любовь и поддержку. Нина Игоревна, если когда-нибудь случится экранизация «Манюни», я буду настаивать, чтобы Ба играли вы, потому что вы — лучшая и единственная из всех возможных Ба.
Спасибо Ане Дворжецкой (Наринэ), Анне Ковалёвой (Манюня), Марианне Ильиной (Каринке) и Лашкевич Полине (Гаянэ). Девочки, если бы вы знали, до чего похожи на нас, маленьких, угловатых и безголовых!
Спасибо Денису Баландину (папа), Дарье Семёновой (мама) и Тарасу Епифанцеву (дядя Миша). Вы такие трогательные и такие настоящие!
Спасибо героическому Ивану Воротняку, убедительно сыгравшему белого, практически эндемичного армянского медведя и не скончавшемуся от теплового удара.
Спасибо Павлу Хурлёву (Олег) и Дарье Бранкевич (Ася). Моя Москва — это вы.
Спасибо Олегу Зима(хормейстер Серго Михалыч, дядя Сурен) и Татьяне Веселкиной (тётя Мариам). Мой Берд — это вы.
Спасибо Алексею Боброву и Виталию Тимашкову (армянское радио). Вы были до того смешными и прекрасными, что теперь мне не хватает вас в своей книге!
Спасибо всем сотрудникам театра, которые остаются за сценой. Ваш труд важен и неоценим.

Спасибо Маше Утробиной за потрясающие декорации.
Спасибо Ивану Волкову за точное и бережное музыкальное оформление спектакля.
Спасибо Черешневому лесу.
Спасибо всем моим друзьям, которые, побросав свои дела, пришли на спектакль.
Спасибо Лене Смирновой, Леониду и Инне Шпольским, Владиславу и Кристине Сааковым за то, что были рядом.
И отдельная нежная благодарность Марине Трубиной и Асель Мухтаровой-Казарновской — за поддержку и веру в меня.

P.S. Кто-то из юных зрителей, досмотрев спектакль, выпытывал у своей бабушки, когда же будет вторая часть. Прознав об этом, Рузанна тихо легла в обморок. Рассказывать артистам не стали. Пожалели.


Ссылка на отзыв авторитетного театрального критика Алёны Карась. https://rg.ru/2019/05/30/reg-cfo/ruzanna-movsesian-postavila-na-scene-ramt-utopiiu-detstva.html?fbclid=IwAR0jz6Ou1t3OrOGl-ZwMLXquj686pFSVTytSTEDYfetzj-hMu9L3kpZcaUg

Tags: Манюня на сцене
Subscribe

  • (no subject)

    Февраль включил отопление. Первыми зацвели фиалки. Следом высыпали подснежники, сильно удивились, но скандалить не стали — чёрт с ним, пусть в этот…

  • (no subject)

    Тавушская зима рисует грифельным карандашом наброски: промозглый туман, инейные завитки на шушабандах, хмурый перевал, молчание птиц. Дым дровяных…

  • (no subject)

    Москва. 5.35 утра. В пустом, освещённом неоновыми фонарями сквере кто-то раскачивается на качелях. Мощно, судорожно, взахлёб. С моего семнадцатого…

Comments for this post were disabled by the author