Дневник Наринэ (greenarine) wrote,
Дневник Наринэ
greenarine

Categories:
Эву пригласили на празднование дня рождения. Однокласснице Беатрис, закадычной подруге и соратнице, исполнялось семь. Кроме Эвы на торжестве предполагались сэндвичи с индейкой и сыром, огуречный салат, торт со взбитыми сливками и ванильное мороженое. А также кузина именинницы Маргарет, десяти с половиной лет, умеющая левой ноздрёй выдувать мыльные пузыри.

— А правой что она умеет? — заволновалась Эва.

Беатрис неопределённо пожала плечом и сделала страшные глаза. 

Эва скинула матери таинственную смску: «Mommichka, i need many bubbles for my nose», снисходительно поколотила мальчика Гарри (снова лез целоваться), и, проигнорировав кружки танцев, художественной гимнастики и шитья, убежала играть в футбол.




Каринка явилась на продлёнку без «мени бабблз фор май ноз». За что и поплатилась. Расстроенная Эва заявила, что домой без мыльных пузырей не поедет и вцепилась в футбольные ворота. Увещевать отцепиться прибегала вся продлёнка и даже охрана. Потерпели сокрушительно поражение. Земля бы налетела на небесную ось, если бы им удалось её убедить. 

Спустя час переговоров тренер готов был отказаться от ворот, и даже вызвался сбегать за лопатой — чтоб их выкопать.

— Заберёте её домой с воротами, благо, размеры вашего багажника позволяют!

— Зачем откапывать ворота, если можно просто кого-то прямо здесь закопать и тем самым решить проблему? — задумчиво спросила Каринка. 

Ехали домой в абсолютной тишине. 

— Вообще-то за убийство детей сажают в тюрьму! — объявила за ужином Эва. 

— Уверена, меня оправдают, — отрезала Каринка. 

Спать легли рано. 




Бостонское утро застало Эву за нанесением макияжа. Пудра, немного блеска для губ — нагнетать не нужно, мать от вчерашнего ещё не отошла, тоже мне цаца. Да и соседку миссис Марию жалко. На той неделе Эва довела её до громкой икоты, намазюкавшись блескучими тенями по самые локти. 

Наряд выбирала недолго — поджимало время, скоро зазвенит будильник: бархатное платье, лосины в горошек, мамины сапоги на каблуках, замшевые, мягкие, можно голенищем пыль с подоконника протирать, можно ножницами в меленькую лапшу покрошить, а можно серебристым фломастером накарябать запретное слово на букву «f», которому научил класс тихий мальчик Тимоти (веснушки, жёваные шорты, круглые очки, кто бы мог подумать). Мисс Малавайз чуть в обморок не грохнулась, обнаружив на доске это слово. 

— Надеюсь, вы его не запомнили, — обратилась она к ученикам, до блеска оттерев доску.

— Конечно запомнили! — по-военному чётко прогремел класс. 

На аксессуары ушла целая вечность. Эва остановила свой выбор на жёлтой кожаной сумочке и платке с белым павлином, который буквально вчера дорисовала мать. Платок был рождественским подарком для тёти Наринэ, но Эва рассудила, что от тёти не убудет, если она разочек выйдет в её подарке в свет.

Набрызгавшись духами и нацепив на нос солнечные очки, она бесшумно выскользнула во двор.



— Не ну ты представляешь? — рассказывает с негодованием Каринка. — Просыпаюсь от грохота — это, оказывается, входная дверь захлопнулась. Выбегаю в пижаме на улицу. Хорошо, что она в моих сапогах была, иначе я бы её не догнала! Вообрази лица родителей Беатрис, к которым она бы ни свет ни заря явилась! В гости! За два дня до праздника! Вот ты мне скажи, почему она в меня пошла? Почему не в тебя, например? Или в какого-нибудь другого варёного веника? 

Я мычу в ответ нечленораздельное. Вспоминаю, как Каринка и наша двоюродная сестра Сирануйш запустили целую флотилию цыплят в дождевую бочку. Из чистого интереса — выплывут или ко дну пойдут. К счастью, рядом оказалась тётя Жено, которая несла нам горячие пирожки. Закалённая выходками племянниц тётя опрокинула на грядку с кинзой угощение и, резво орудуя миской, вычерпнула из бочки цыплят. Пирожки мы потом отряхнули и всё равно съели (возмущение мамы нани купировала убедительным «Надя, ну что ты так переживаешь, это чистая деревенская грязь, от неё одна польза!») 

— А что, кузина Маргарет действительно умеет выдувать левой ноздрёй мыльные пузыри? — увожу разговор в сторону я.

— Действительно. 

— Как?

Каринка смотрит на меня долгим немигающим взглядом.

— Повторить хочешь, дебилик джан? Запоминай: закапываешь в нос мыльную жидкость, зажимаешь одну ноздрю пальцем и выдуваешь. 

— И куда её родители смотрят?

— Туда же, куда наши смотрели! 

— На надпись «Оставь надежду всяк сюда входящий»?

— Именно!



Вчера Каринка получила новую интригующую смску: «Mommicka, i need a big piano!» Ехала за дочерью с ужасом в сердце. Представляла, как букмекерские конторы принимают ставки: один к тысяче, что школьный рояль придётся поджечь, чтобы отодрать от него Эву. 

В музыкальном классе Каринка застала дивную картину: на крышке рояля, с обоих концов, сидели две учительницы, мисс Малавайз и миссис Крамер. Эва, вцепившись в крышку рояля, пыталась её поднять.

— Нет, Эва, нет, — увещевали хором учительницы. — Рояль — не игрушка, нельзя по клавишам дубасить чем попало!

Эва молчала. И весь её вид — широко расставленные ноги, торчащие локти, вцепившиеся намертво в крышку рояля побледневшие пальцы, хохолок на темечке, — весь этот непокорённый её вид говорил лишь об одном: главное, абанамат, не сдаваться!

4 1

Tags: Сёстры, мои девочки, племянницы, счастье
Subscribe

  • (no subject)

    Была у Мамиконяна. Подготовилась основательно: тщательно почистила зубы, а заодно выдернула нить из десны, чтобы доктору было меньше возни. Роб…

  • (no subject)

    Пасмурное небо над Фолиньо было удивительно высоким, бездонным. Ветер бил странно, будто косой дождь, тянул капризными пальцами крепкие нити из…

  • (no subject)

    — Смотри, смотри чего я налепила! — с разбега виснет на матери рыжеволосая девочка. Личико у неё кругленькое, розовое, переносица усыпана солнечным…

Comments for this post were disabled by the author