?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Утро в Бостоне начинается громко: Эва, доедая овсянку, страстно скребёт ложкой дно тарелки.
— Привет, ягодка! — выползаю к ней я.
— Привет, огуречик! — с готовностью отзывается она, и, чуть помедлив, поясняет, — ай мин кукумбер!
Кукумбер так кукумбер. Тётя готова быть кем угодно, лишь бы племянница была довольна.

Обнимает, смотрит в глаза, выговаривает с придыханием:
— Ты моя самая красивая тётя!
Поразмыслив.
— Нет, ты немножко не самая красивая моя тётя. Всё-таки самая красивая моя тётя — это мама!

После встречи с читателями, на которой скучающая Эва успела протереть собой все полы и лестничные пролёты до 4 этажа:
— Наринэ, ты писатель?
— Да.
— А это пришли люди, которые читали твои книги?
— Да.
— Бедные!

В датчике пожара живёт Большой Брат, следит за Эвой. Пересмотрит она мультиков — ББ вырубает интернет. Разбросает игрушки — он немедленно вызывает детей, которым этим игрушки нужней. Если Эва не соберёт разбросанное за пять минут, дети приедут и заберут всё себе. Эва Большого Брата уважает, но периодически испытывает на прочность. Встанет под датчиком дыма, бросит на пол игрушку, смотрит вверх.
— Ну как, вызвал детей?
Выжидает минуту, поднимает игрушку.
— А теперь позвони каждому и скажи, что это была ложная тревога!

Вертится перед зеркалом, изучает то своё круглое пузо, то надетые задом наперёд штаны — завязки смешно болтаются на попе. Приговаривает одобрительно:
— Ай эм со бьютифул! Со перфект!
— Эва, чего тебе не хватает для полного счастья? — любопытствую я.
Отвечает без промедления:
— Пудреницы с круглым зеркалом. Чтоб я могла напудрить себе щёчки, лицо, уши и все-все остальные органы!

В магазине, шёпотом:
— Отвлеки маму, я баночку коку-колы возьму.
— Не стану.
— Почему?
— Во-первых, кока-кола вредная.
— А во-вторых?
— А во-вторых — я твою маму боюсь.
— Да кто ж её не боится!

В Бостоне мне спокойно, там, где сестра, я дома. Каринка устроилась в ателье, учится шитью, вознамерилась стать второй Вивьен Вествуд. Я её решение одобряю и горячо поддерживаю, она человек креативный, с потрясающим вкусом, своего обязательно добьётся.
Пока же её путь к вершинам модельного бизнеса усыпан испытаниями.
— Как работа? — спрашиваю, ставя перед ней тарелку с овощным супом.
Каринка, смущённо:
— Испортила платье, случайно намертво пришила к молнии подол. Распарывала час.
— А начальница чего?
— Отчитала меня.
— А ты чего?
— Извинилась.
— А она чего?
— Она тоже извинилась.
— А она почему извиняется?
— По-моему она «Манюню» читала и немного меня побаивается!

Владелец дома, где Каринка снимает две комнаты, невысокий, буйно волосатый итальянец. Выращивает в кадках помидоры, паприку и инжир. В горшочках — розмарин и майоран. Делится урожаем с сестрой — ешьте, это органик.
— Может хотя бы ты будешь моим папой? — припёрла его как-то к стенке Эва.
Тот развёл руками.
— Куда я тогда свою жену дену?
— Сдай в приют, усыновят!


Сонечка присылает видео: крохотный Левон спит, подложив кулачок под круглую щёчку.
— Марганцовочка моя, — приговаривает сестра, едва касаясь личика сына губами.
Сердце растекается ванильной лужей. Пока мы с Каринкой умиляемся, Эва сосредоточенно сопит в экран.
— Уот из марганцовочка?
Мы растерянно переглядываемся. Иди объясни практически американскому ребёнку, что такое марганцовка.
Эва, сжалившись над нами:
— Я поняла! Марганцовочка — это армянский человек!

Так что назовем мой визит в Бостон "Каникулами Марганцовочки".

.

P.S. Дорогие бостонцы, если кому-то из вас захочется поучиться технике батика (росписи по шёлку), можете записаться на курсы к моей сестре Каринке.
Подробности по ссылке:
https://www.facebook.com/events/275705316254297/?acontext=%7B%22action_history%22%3A%22[%7B%5C%22surface%5C%22%3A%5C%22messaging%5C%22%2C%5C%22mechanism%5C%22%3A%5C%22attachment%5C%22%2C%5C%22extra_data%5C%22%3A%7B%7D%7D]%22%7D

22243839_1641616382566985_128879670_o