Дневник Наринэ (greenarine) wrote,
Дневник Наринэ
greenarine

Год выдался сумасшедшим, много разных поездок. Для меня, клинического домоседа, это немалое испытание. Но я держусь, и даже, по-моему, справляюсь. Без недоразумений, конечно, не обходится. Недавно, проснувшись в Тбилиси, спросонья не смогла сообразить, где нахожусь. Ляля уверяет, что ко всем переменам в жизни нужно относиться с благодарностью, потому что они делают нас сильнее.
— А пока набирайся сил, слушай, наблюдай, записывай, — напутствует она.
Слушаю, наблюдаю, записываю.

Шереметьево, жду вылета в Тбилиси. Подходит дядечка с пакетом из дьюти-фри. В пакете несколько бутылок водки. Удостоверившись, что время до посадки терпит, уходит пить кофе.
— Это он водку везёт? — недоумевает сидящая по правую руку от меня пожилая женщина.
— Да.
— В Грузию???
— Да.
— Бедный!
*
Прошу Наташу запирать дверь в гостиничный номер.
— Не волнуйся, здесь не воруют, — отмахивается она.
— Там ноутбук с рукописью. Украдут — не переживу.
— Сделай копию.
— Копия на флэшке. Но я её тоже вожу с собой. Представь, если самолёт рухнет. Я погибну, но это ладно. Вся работа пропадёт!
Наташа, невозмутимо:
— Сохрани копию на клауде.
— Зачем?
— А вдруг самолёт рухнет, ты спасёшься, а ноутбук с флэшкой пропадут! Что тогда делать будешь?
*
Рассказываю о чудесной пианистке, умнице-красавице.
— Ляля, вдруг в оркестре твоего мужа есть подходящий кандидат в женихи?
Ляля, задумчиво:
— Пианистка за скрипача замуж не пойдёт. Если только за фаготиста? Спрошу у мужа, вдруг в его оркестре есть холостой фаготист.
*
Наташа решила свозить нас на Давид-Гареджа. Предупредила, что карабкаться на гору полтора часа. И что монастырь патрулируют грузинские и азербайджанские пограничники, потому что расположен он на самой границе. По приезду выяснилось, что нужно запастись палкой, потому что на горе много змей. Запаслись палками, обмотались косынками, чтоб не обгореть, двинулись в путь. Наташа бодро взбирается по опалённому солнцем склону, мы с Лялей ковыляем следом, время от времени обзывая её Моисеем.
Наташа, хладнокровно:
— ПохОдите так сорок лет, будете несгибаемые, как евреи.
Ляля, фыркнув:
— Да если бы с армянами такие номера проходили!

Почти вершина, жара, ветер.
Ляля, с трудом переводя дыхание:
— Так вот, о турках!
— Ляля, ты даже на такой высоте можешь о них говорить?
— Я же армянка!

Идём по самой кромке границы. Слева Грузия, спуститься по склону буквально на метр — будет Азербайджан. Некстати вспоминаю, что забыла вытащить из сумки армянский паспорт. Будто услышав мои слова, появляются два азербайджанских пограничника. Впереди тупик, слева отвесная скала, гладкая, без единого выступа. Ляля, грозным шёпотом:
— Я гражданка Грузии, они мне ничего не сделают. Карабкайся, я их отвлеку!
— Как карабкаться? Тут не за что зацепиться.
— Зацепись за свой армянский паспорт!

Пока я безуспешно карабкаюсь, Ляля надрывается:
— Наташа! Наташаааа!
— Ты же ором привлекаешь внимание пограничников! — шиплю я.
— Я наоборот отвлекаю! Они ведь уверены, что армяне здесь шуметь не станут. Лезь давай, скалолазка!
Не помню как, но вскарабкалась.
*
Из Лялиных батумских рассказов:

— Он знал всего три слова: информация, движение и цивилизация. Чтобы меня понимал, я, например, говорила — у меня есть информация.

— Хороший мужчина никогда не скажет «нет» и никогда не поцарапает бородой!

— Гамлет, почему ты меня не обнимаешь?
— Ибанамат, Ласточка, что я ещё не сказал тебе с утра?

— Не обижайте мою жену, она шизофреничка (добрым голосом).

— Гамлет, почему я вышла за тебя замуж? Я могла быть…
— Бл.дью ты могла быть, Ласточка. Так что радуйся, что я вовремя на тебе женился!
Tags: Я, мои девочки, счастье
Subscribe

  • (no subject)

    Поговорить с Димой Брикманом мы собирались ещё в ноябре. Но всё не получалось, и не только потому, что сложно было говорить мне. Сложно было Диме —…

  • (no subject)

    Искали печку долго. Хватали за рукава прохожих, заглядывали им в глаза, не получив вразумительного ответа — разводили руками: ну как же так, это…

  • (no subject)

    Февраль включил отопление. Первыми зацвели фиалки. Следом высыпали подснежники, сильно удивились, но скандалить не стали — чёрт с ним, пусть в этот…

Comments for this post were disabled by the author