Дневник Наринэ (greenarine) wrote,
Дневник Наринэ
greenarine

Categories:
Ева у нас до мозга костей городская девочка: короткие юбки, резковатые духи, наушники, рэп. Нутелла на завтрак, обед и ужин. Рюкзачок со значками, браслеты и прочие фенечки. Наблюдаешь за ней — как она двигается, как поправляет прядь волос, как улыбается — и таешь от восторга, нежности и любви. Неужели, неужели бывает такая красота!
Мальчики при виде Евы теряют дар речи. Набравшись смелости, подходят знакомиться. Она фыркает: достали! Ещё бы не достали, когда по улице идёт такая красавица — тоненькая, высокая, нежная. Не твоя.

Вот уже полгода, как у Евы первая любовь — бердский хипстер Мамикон. Уехала погостить к бабушке с дедушкой, врубила в наушниках рэп, надела шорты и армейские ботинки, вышла прогуляться. А там он: неотёсанный, в жёваной футболке, солома в волосах. И выражение лица такое, словно он им вражеские пули отражает. В свободное от школьных занятий время.
— Приехала что ли? — поинтересовался как бы между делом Мамикон, не меняя гламурного выражения лица.
— Ты бы хоть мусор из волос вычесал, — снизошла до ответа Ева и пошла складывать штабелями неискушённый городской красотой бердский молодняк.
— Тебя забыли спросить! — раздалось ей в спину.

Первая любовь в Берде случалась при двух условиях: или повздорили, или покалечили друг друга. Мне например влюблённый мальчик сломал нос. За это моя сестра погнула ему всё, что гнулось и не гнулось. Мальчик выжил, а я на веки вечные осталась с горбинкой на и без того немаленьком носу. Такой вот пожизненный привет от первого кавалера сердца.
За последние тридцать лет в Берд пришла цивилизация. Вместе с интернетом и контейнерами для раздельного мусора она ввела коррективы в отношения молодых людей. Теперь никто никому булыжником профиль не рихтует. Обходятся малым: обозвал, огрызнулся, наподдал. Максимум — запулил вслед гнилым баклажаном. Разве это любовь? Так, ерунда. Что поделаешь, глобализация, суфражистки, борьба за женские права. Негде бердскому мужику развернуться.

Томимый в тисках современных реалий влюблённый Мамикон, чтобы как-то спустить пар, гонял по двору мелкотравчатых собратьев: этого за лимонадом пошлёт, тому велит за роликами метнуться, одна нога там, другая тут, а то знаешь. Старшие друзья, гогоча, косились то на него, то на наш балкон. Ева слушала рэп, читала «Маленького лорда» и ела виноград, закинув свои длиннющие ноги на перила. Мамикон страдал от такой неприкрытой и наглой красоты и гонял дворовую мелочь с удвоенной силой.
Спустя три недели, когда стало совсем невмоготу, он прислал гонца.
— У Мамикона разговор к тебе, — доложился гонец. — Только он велел, чтобы ты те короткие шорты не надевала.
Ева надела шорты, спустилась во двор. Встала напортив Мамикона, сложила на груди руки.
Мамикон угрюмо молчал.
— Мужик ты или кто! — зашипела из кустов братва.
Мамикон лениво зевнул, наконец взглянул на Еву. Глаза у него васильковые, в фиолетовую крапушку. Сам рыжий, веснушек на лице столько, словно полный подсолнух семечек насыпали.
«Дурак дураком», — с нежностью подумала Ева.
— В общем, буду краток. Я тебя люблю! — буркнул Мамикон, и с чувством исполненного долга ушёл в кусты — домучивать мелюзгу.

Ева уехала на следующий день, оставив ему свой номер телефона.
Трогательно переписываются:
«Сегодня зажарили кролика, потом поплавали в водоёме, Гарик чуть не утоп, еле вытащили», — рапортует Берд.
«Сходили с мамой на рэп-концерт. Было душно, но клёво», — отчитывается Ереван.

«Это ты для меня выложила ролик?» — умиляется Берд.
«Почему для тебя?»
«"Hi boy" — это же мне?»
«Ещё чего!»
«Дмбла». (Балбеска)
«От дмбо слышу. Вообще-то там boys, а не boy».

«У Ваника хомяк сдох. Кажется — опилок переел», — благой вестью даёт о себе знать Берд.
«Похоронили?» — волнуется Ереван.
«Ну… как бы да».
«В смысле "как бы да"»?
«Его собака Ваника утащила».
«И???»
«И... и похоронила!»

Любовь — это не только когда тебя ласково дмблой обзывают. А когда, находясь за тридевять земель, оберегают от потрясений, привирая про несостоявшиеся хомячьи похороны. По-бердски коряво и неумело, но оберегают.
Tags: Берд, Сёстры, мои девочки, племянницы, счастье
Subscribe

  • Памяти Алена

    Ереван включил джаз. Запутался солнечными лучами в кронах платанов, полежал на чахлых газонах, подставив лицо пронзительно синему небу. Вытащил на…

  • (no subject)

    Февраль включил отопление. Первыми зацвели фиалки. Следом высыпали подснежники, сильно удивились, но скандалить не стали — чёрт с ним, пусть в этот…

  • (no subject)

    Тавушская зима рисует грифельным карандашом наброски: промозглый туман, инейные завитки на шушабандах, хмурый перевал, молчание птиц. Дым дровяных…

Comments for this post were disabled by the author