Дневник Наринэ (greenarine) wrote,
Дневник Наринэ
greenarine

Небраске определённо повезло с Эвой-Урмией. Дело в том, что она очень громкая девочка: громко просыпается, громко засыпает, громко комментирует жизнь соседей. Потому вся Омаха теперь в курсе, что именно ела Эва на завтрак, кто ей снился, и как метко вчера мистер Ларкинз припарковался в забор дома миссис Мёрфи.
Миссис Мёрфи, женщина темпераментная и голосистая, подняла такой возмущённый вой, что поставила на уши Ховард стрит и немножко даже Авеню Сан-Мари. Эва на удивление ловко её перекричала (к вашему сведению, миссис Мёрфи не в силах перекричать даже пожарная сирена), и в режиме реального времени передала с места событий неоспоримо ценные сведения. И вся Небраска теперь в курсе, что мистер Ларкинз — крейзи донки энд дринкер, а миссис Мёрфи — олд бэг (у мистера Ларкинза британские корни, потому, ругаясь с соседями, он старается не изменять английской ненормативной и прочей лексикие).
Такая вот у штата насыщенная жизнь.

С недавних пор у Эвы стали налаживаться личные отношения. У миссис Мёрфи большая семья: четыре дочери, шесть зятьёв (два бывших, но не убивать же), тринадцать разнокалиберных внуков, старшему двадцать два, младшему — пять. И вся эта братия каждое воскресенье приезжает к миссис Мёрфи — на барбекю. Эва назначила в кавалеры сердца Джорджа. У Джорджа круглые глаза, мелкие кудряшки и ямочки на щеках. Эва ухаживает за ним ненавязчиво: перелезает через забор, делает подсечку, скручивает. В порыве чувств может стукнуть. Или вообще поколотить. Джордж стойко сносит её ухаживания, не жалуется. Иногда, правда, лезет целоваться, но терпит фиаско. В свои четыре года Эва чётко усвоила правила выживания в суровом маскулинном мире: хочешь целоваться — женись. Нет — целуй миссис Мёрфи. Она большая, толстая и смешная. И вообще твоя бабушка.

В отсутствие кавалера Эва утешается рисованием. У Джорджа на её картинках торчащие волосы, шебутные глаза и пальцы сардельками. Туфли у него нарядные, на высоких каблуках. Из-под длинной туники кокетливо выглядывает подол юбки. Себя Эва рисует тяп-ляп: две волосиночки, воронка в животе — видимо, чтобы внутри всё хорошо проветривалось. Дождавшись очередного приезда любимого, она преподносит ему стопку портретов. Джордж шаркает ножкой, благодарит. Мисс Мёрфи наблюдает за ними с умилением. Уверяет, что с бывшим мужем у них были такие же трогательные отношения. Куда подевался этот муж, Каринка боится спрашивать. Спасибо, если живой.

Меж тем Эва упорно продолжает заниматься гимнастикой. Газон перед домом в кротовьих норах — это она учится делать колесо. Разбегается, втыкается головой в землю, торчит немного вверх ногами, потом шумно падает. И так сто двадцать раз. Берёт гимнастику не изяществом и гибкостью, а измором. Очень это по-нашему, по-бердски.
Недавно открыла в себе талант испытателя. Мам, говорит, щёчки у меня мягкие, а лоб крепкий. Если я ударюсь лбом о стену, органы посыпятся, а щёчки нет. Знаешь почему? Потому, что это мышцы! Хочешь докажу?
Еле убедили не доказывать.


Эва Эва3
Tags: мои девочки, счастье
Subscribe

  • (no subject)

    Фильм «Зулали» оказался под стать своему трейлеру: трогательный, ясный, чистый, словно детское дыхание. Я не смотрела его, я заново проживала всё то,…

  • (no subject)

    Галина Юзефович — критик созидающий, работающий не на скандал, а на читателя. И интервьюер она замечательный, искренний и открытый. Мне с ней было…

  • (no subject)

    Была у Мамиконяна. Подготовилась основательно: тщательно почистила зубы, а заодно выдернула нить из десны, чтобы доктору было меньше возни. Роб…

Comments for this post were disabled by the author