Дневник Наринэ (greenarine) wrote,
Дневник Наринэ
greenarine

Categories:
  • Music:

Инесса Павловна, или влюблённым в Грузию посвящается

Музыкальную школу я ненавидела всеми фибрами души, и желала ей сгореть в пожаре или сгинуть в тартарары раз и навсегда. Полагаться в этом вопросе на родителей не имело никакого смысла, потому что в своём желании сделать из меня Святослава Рихтера они были непреклонны, как две гранитные скалы.

Все свои надежды я возлагала на бога.
Господи, говорила я ему, как бы так устроить, чтобы музыкалка исчезла с лица земли? Ночью, когда никого там уже нет? Ну, или все ушли, и случайно заперли преподавателя по сольфеджио в кабинете(здесь меня неизменно начинали терзать муки совести). Ладно, отводила я глаза, пусть никто не погибает, но чтобы школа обрушилась с концами?
Господь оставался глухим к моим мольбам, и это приводило меня в бесконечное отчаяние.

Единственным светом в окошке была Инесса Павловна Авакян, мой преподаватель по игре на фортепиано. Это была красивая, ещё молодая женщина, с внушительным бюстом и широкими бёдрами, но удивительно тонкими запястьями, щиколотками и талией. Инесса Павловна красила губы алой помадой и закалывала высоко свои каштановые вьющиеся волосы. Когда она шла по улице, покачивая бёдрами, люди оборачивались ей вслед.

Знакомство с нею я запомнила на всю жизнь.
-Наринэ,- проворковала Инесса Павловна, - я грузинская армянка, родилась и выросла в Тбилиси, и по сущему недоразумению оказалась в этой глуши!
Я старательно таращилась в ответ, чтобы продемонстрировать всю глубину своего участия. Под сущим недоразумением подразумевался муж Инессы Павловны Миша, который женился на ней и увёз из Авлабара в армянский городок Берд.

Инесса Павловна повела рукой в воздухе, и многочисленные серебряные браслеты затренькали на её изящных запястьях.
- Знаешь, почему тебя взяли в класс фортепиано? - спросила она меня.
- Потому что слух до скрипки не дотягивает,- пробурчала я,- да и мама заставила!
Инесса Павловна мелодично рассмеялась и погладила меня по плечу.
-Не волнуйся,- сказала она,- я сделаю всё возможное, чтобы ты полюбила фортепиано.

К сожалению, влюбить меня в фортепиано Инессе Павловне так и не удалось. Я ненавидела его так, как, наверное, раб ненавидел торговца, заглядывающего ему в рот, чтобы удостовериться в целости зубов. Когда я старательно выводила этюды Черни, мне казалось, что сейчас крышка инструмента захлопнется и поглотит меня с потрохами. Единственное, что меня утешало, был большой портрет Сметаны, висевший на стене напротив. Его фамилия меня забавляла, и отвлекала от беспросветных музыкальных будней.

Инесса Павловна была безоговорочно и навсегда влюблена в Грузию и грузинскую культуру. Она могла прервать мои мучительные гаммы неожиданным вопросом - а ты знаешь, Наринэ, кто такой Нико Пиросмани?
Я не знала, кто такой Нико Пиросмани. Я виновато поглядывала на портрет Сметаны, и что-то невнятно бубнила под нос. "Любой уважающий себя человек должен знать, кто такой Пиросмани", - назидательно говорила Инесса Павловна, и становилось ясно, что не суждено мне стать нормальным человеком, пока я не узнаю, кто такой Пиросмани. Как только Инесса Павловна отвернулась, я коряво вывела его фамилию на обложке нотной тетради.

Дома я принялась терзать маму вопросами о Пиросмани. "Есть он у меня где-то в журнале", -наморщила она лоб, и после долгих поисков нашла номер "Иностранки", где на обложке была репродукция картины Пиросмани "Чёрный бык". Я молча таращилась на этого быка, и не могла взять в толк, откуда у него вымя. Моё замешательство усугублял большой чан с молоком, над которым стоял бык.
Теперь я знала, кто такой Пиросмани. Это несчастный художник, которому никто не объяснил, чем корова отличается от быка. С ним мне было всё ясно, поэтому я решила просто запомнить имя горе-художника наизусть.

Пиросмани запомнить оказалось очень легко. Я просто поискала слово, которое ассоциировалось с фамилией художника, и достаточно быстро его нашла - папироса! Пироса - Пиросмани, да простит меня грузинский бог!

На следующем уроке я блеснула своими новыми знаниями и рассказала о чёрном быке, правда, умолчала про вымя и чан с молоком. Инесса Павловна улыбалась и гладила меня по плечу, браслеты мелодично тренькали на её запястье.

Ценой неимоверных усилий мой девятилетний мозг запомнил Нодара Думбадзе, Александра Цуцунава, Николая Чавчавадзе, Акакия Церетели (я долго потом сокрушалась, как могли люди назвать ребёнка таким именем), Верико Анджапаридзе и Софико Чиаурели. На этом мой мозг впал в какой-то ступор, и новые имена запоминать отказался наотрез.
-Наринэ, - сокрушалась Инесса Павловна, - неужели так трудно запомнить Окуджаву? Это проще простого, надо только постараться. Тебе должно быть стыдно, потому что мама Окуджавы была армянкой!
Наличие армянской крови у Окуджавы заметно окрыляло, но категорически не способствовало запоминанию! Моему отчаянию не было предела.

Дело дошло до того, что когда Инесса Павловна заводила старенький патефон и ставила на прослушивание пластинку, ничего, кроме грузинских фамилий, я в симфонической музыке не различала.

Думбадзе! - грозно причитали ударные - Нодар!
Пиросмани! - нежно пиликали скрипки - Нико!
Арджапаридзе! - выводил пианист рулады своими сильными пальцами - Верико!
Мизандари! - взывали к моей совести трубы - Алоиз!

Я тупо таращилась на спасительный портрет Сметаны. В какой-то момент стало совершенно ясно - мне долго не продержаться на таком интеллектуальном пайке.

К счастью, скоро Инесса Павловна решила, что я уже достаточно прониклась грузинской культурой, и стала подкармливать меня блюдами грузинской кухни.
Воистину, чтобы оценить народ и его культуру, надо сначала попробовать его кухню. Потому что восхитительные пхали и аджапсандали рассказывали мне о Грузии больше, чем труднопроизносимые фамилии грузинских художников и музыкантов. Я пожирала большие куски хачапури под одобрительные взгляды Сметаны и чувствовала себя на седьмом небе от счастья.

Музыкальную школу я закончила с грехом пополам, единственная твёрдая четвёрка в аттестате была по игре на фортепиано.
Инессе Павловне сейчас 72, она возится с внуками и учит их грузинскому языку. Внуки всячески сопротивляются, бабО, говорят, зачем нам грузинский, если мы можем с грузинами общаться на русском или английском! БабО расстраивается и уходит к себе в комнату смотреть "Не горюй".

В последнюю свою поездку на родину я привезла ей альбом Нино Катамадзе "Nino Katamadze & Insight".
-Только ты, - обнимая меня, сказала Инесса Павловна, - только ты понимаешь, что это такое - быть грузинской армянкой!
Tags: Я
Subscribe

  • (no subject)

    Друзья, вышла густо иллюстрированная "Манюня" для детей. Почему для детей, потому что в книжку вошли наиболее "детские" первые пять глав. Автор…

  • (no subject)

    Если хотите немного посмеяться, вот вам ссылка на эскиз по "Манюне". Делали его для лаборатории-фестиваля по современной драматургии в Саратовском…

  • (no subject)

    "Манюня" на сцене САМАРТа. Если есть аккаунт на ФБ, можно по ссылке посмотреть фотографии. А вот информация на странице театра:…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 128 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    Друзья, вышла густо иллюстрированная "Манюня" для детей. Почему для детей, потому что в книжку вошли наиболее "детские" первые пять глав. Автор…

  • (no subject)

    Если хотите немного посмеяться, вот вам ссылка на эскиз по "Манюне". Делали его для лаборатории-фестиваля по современной драматургии в Саратовском…

  • (no subject)

    "Манюня" на сцене САМАРТа. Если есть аккаунт на ФБ, можно по ссылке посмотреть фотографии. А вот информация на странице театра:…