Дневник Наринэ (greenarine) wrote,
Дневник Наринэ
greenarine

Categories:

Хохоб

Если дома затеяли хохоб, значит, будут гости. В обычные дни обходятся лёгким в приготовлении и вкусным грузинским чахохбили. Но если гости, тогда всё, без гранатов не обойтись.
Правильный хохоб, конечно же, готовят из баранины. Баранина, много-много лука, гранатовые зёрна. Лимон. Ну и зелень, но её берут совсем чуть, буквально две-три веточки.

Я предпочитаю хохоб из птицы, обязательно домашней: курица, индейка, цесарка. Некоторые отчаянные хозяйки готовят из утки или гуся, но я не отчаянная, а самая что ни на есть сермяжная, потому традиционной рецептуре не изменяю.

Первым делом, задумав хохоб, затеваем уборку — женщине, которой хватит наглости принимать гостей в неприбранном доме, ночью явится моя Пра и оттаскает за косы, чтоб не позорила память предков.
Поэтому сначала мы обматываем швабру чистой сухой ветошью и проводим ей по верхним углам комнат (тихий ужас деревенской хозяйки — пришли глазастые гости и заприметили на потолке паутину!) Изничтожив паутину, подметаем в комнатах, протираем пыль. И только потом моем скрипучие деревянные половицы. В комнатах полы протираем два раза, а на кухне — один, второй раз протрём после готовки, так принято.

Далее собираемся на рынок. В Берде он небольшой, шумный, безыскусный: сезонные фрукты-овощи, зелень, сыры, домашняя выпечка, большие круги хлеба со смешной дырочкой в центре — дети любят, словно в бинокль, наблюдать в неё мир. Цены по городским меркам мизерные: за десяток пёстрых куриных яиц с налипшим крохотным пёрышком просят двадцать копеек, за литровую баночку мацуна в толстой жёлтой пенке — тридцать, за килограмм настоящей брынзы — рубль. У востроносой чернявой женщины берём лимон, два килограмма репчатого лука и два средних граната (из расчёта один гранат на килограмм лука), а в специях выторговываем за пять копеек кулёчек ароматного перца "горошком".
Осталось купить индейку. Выбираем её придирчиво, но безошибочно — год-полтора, взгляд колючий, клюв сердито поджат? Наша!

Кстати, вы когда-нибудь наблюдали за домашней птицей? Я очень люблю. Самые шумные это куры, самые бестолковые — индейки, самые деловые — утки, а самые наглые — гуси. Соберутся погулять по деревне — всю дорогу займут, идут неспешно, вразвалочку, чего-то гогочут. Тут семечек полузгают, там собьются в стайку, кого-то сварливо обсудят. Проедет телега — уважительно расступятся, облает брехливая собака — обкудахтают её до седьмого колена, и сверху ещё добавят, чтоб не задавалась.

Но вернёмся к нашему хохобу. Оставляем купленную индейку мяснику, а сами возвращаемся домой — чистить лук.
— Сказала — надо, значит — есть! — выкрикивает вам вслед мясник уста Назар, переиначивая лозунг "Партия сказала надо, комсомол ответил есть!"
Уста Назар — репатриант из Ливана, вот уже тридцать лет как живёт в Берде. Говорит на певучем западноармянском, учится русскому по программе "Время" и плакатам, которыми щедро утыкан двор здания райкома. Потому чаще всего он изъясняется лозунгами. Из бытового русского у него несколько чудесных выражений. Например, заглянув на чашечку кофе, он здоровается так:
— С вас столчик, стулчик и кофе. А с меня — канфертка.
И выкладывает на стол нарядную бонбоньерку.

Уста Назар считает, что каждый уважающий себя человек должен знать четыре языка. Тремя — западноармянским, французским и арабским, он владеет с детства. Русский ему, в силу немалого возраста, даётся с трудом, но уста Назар не унывает и в свободное от работы время внимательно слушает новости, старательно повторяя за каменнолицым диктором: БАМ, пятилетка, трудовые массы.
— Хорошо, что не понимает, чего говорит. А то застрелился бы, — бухтит нани.

Дома чисто, прохладно и темновато — ноябрьское солнце редко заглядывает в окна. Чистим лук, нарезаем полукольцами, плотно прикрываем, чтобы не раздражал глаза. Потом берёмся за гранаты. К тому времени, когда достаём из посудного шкафчика толстодонный сотейник, раздаётся стук в дверь — это семилетний внук уста Назара принёс тщательно ощипанную и разделанную тушку индейки. Дело за малым — распустить в сотейнике ложку топлёного масла, обжарить индюшатину до убедительной корочки, положить весь лук, пассеровать до золотистой прозрачности, убавить огонь до среднего и прикрыть крышкой. Когда пущенный луком сок закипит — выжать туда лимон и добавить гранатовые зёрнышки(если жидкости мало, нужно долить воды). Посолить, убавить огонь до минимального и забыть на полтора часа. К концу готовки растереть в каменной ступке ароматный перец, приправить блюдо, при желании посыпать малой толикой зелени (совсем чуть, петрушка или кинза, то или другое, но никогда вместе, если не хотите, чтобы ночью вам явилась моя Пра и оттаскала за косы).

Хохоб самодостаточное блюдо, потому подают его без гарнира. Но обязательно — со свежевыпеченным домашним хлебом, зрелой брынзой и бокалом прохладного белого вина.
На десерт будет кофе. С канферткой.
Tags: Я, жопорукий кулинар
Subscribe

  • (no subject)

    Февраль включил отопление. Первыми зацвели фиалки. Следом высыпали подснежники, сильно удивились, но скандалить не стали — чёрт с ним, пусть в этот…

  • (no subject)

    Тавушская зима рисует грифельным карандашом наброски: промозглый туман, инейные завитки на шушабандах, хмурый перевал, молчание птиц. Дым дровяных…

  • (no subject)

    Москва. 5.35 утра. В пустом, освещённом неоновыми фонарями сквере кто-то раскачивается на качелях. Мощно, судорожно, взахлёб. С моего семнадцатого…

Comments for this post were disabled by the author