Дневник Наринэ (greenarine) wrote,
Дневник Наринэ
greenarine

Categories:
Вчера случился очередной праздник транспортного коллапса. Ушла с встречи с читателями в половине шестого. В шесть была на Юго-Западной. Город стоял, совсем. Люди, какое-то время потоптавшись вокруг намертво застрявших в пробке автобусов, троллейбусов и такси, махнув рукой, уходили пешком. Другого способа добраться до дома не было.

Пошла и я. Сквозь пургу и метель. С толстенной книгой в сумке. Прижимая к груди пакеты с авторскими экземплярами «Шоколадного дедушки» и набором сувениров от «Молодой гвардии», как то: календарь, чашка, три ручки, шоколадная плитка, магнитик, ещё какая-то разнообразная канцелярская радость.

Идти до нашего дома пять километров четыреста метров (это я уже потом в интернете расстояние посмотрела). Я прошла, наверное, все десять, потому что сугробы по колено и видимость нулевая — морда в корке снега, а оттереть нет возможности — руки заняты пакетами-сумкой-книгами. Моргать было практически нечем, ресницы вмёрзли в брови. Обильные слёзы и сопли образовали на лице подробную контурную карту — проведи по ледяным дорожкам карандашом, и получишь топографический рисунок местности.

Пакеты с каждым шагом становились тяжелее, путь — непроходимее. В промёрзшей навылет голове крутилась единственная мысль: «У тебя дед в Соловках двадцать лет промучился, а ты тут!» Чего я тут, было не очень понятно, но мысль о деде, треть жизни просидевшем в северных лагерях, гнала меня сквозь пургу в морозные дали не хуже плети рабовладельца.

Спустя километр, с целью сделать ношу легче, съела шоколадную плитку. Следом, малодушно не оборачиваясь, ощущая на затылке осуждающий взгляд коллектива книжного дома «Молодая гвардия», стыдливо оставила на безлюдной остановке пакет с сувенирами. «Кому-то на радость» — подумала, оправдываясь. Уходила, дымясь совестью.

Ещё через километр мозг стал работать в автономном режиме. Все рефлексы, кроме безусловных, отказали. К мыслям о Соловках прибавилась хаотично выдерганная из мировой истории мозаика человеческих подвигов — пирамиды, атака мертвецов, взятие Рейхстага. Почему-то теория относительности. И «Улисс». Видно потому, что каждый дочитавший — герой.

На полпути к дому столкнулась с сыном. Радости было! Словно заново обрели друг друга. «Постапокалипсис в чистом виде, а?» — подмигнул он мне. «Практически», — согласилась я. Мой мальчик отобрал у меня книги, сумку и пошёл впереди, заслоняя собой пургу и прочую непогоду. Я шла за ним, едва попадая в его следы. Сын периодически оборачивался, проверяя, идёт его немощная мать или благополучно вмёрзла в сугроб. «Иду, иду» — показывала я глазами.

На четвёртом километре отказали последние ноги. И мозги. Как дальше добиралась до дома — не помню. Видно, в забытьи. Очнулась с ложкой горячего супа во рту.
А в третьем часу ночи, победив все мыслимые и немыслимые пробки, вернулся с работы муж. Встречали, как с войны.

Сегодня я — ходячий анатомический атлас человека. Вы знали, что мышцы глазного яблока можно разделить на два типа: прямые и косые? Я знаю. Я теперь много чего о себе знаю. Лечусь вот от всезнания имбирным чаем и таблетками. Пользуясь случаем, посылаю луч поноса службам города, для которых каждая зима — открытие.
Tags: Я
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    Фильм «Зулали» оказался под стать своему трейлеру: трогательный, ясный, чистый, словно детское дыхание. Я не смотрела его, я заново проживала всё то,…

  • (no subject)

    Галина Юзефович — критик созидающий, работающий не на скандал, а на читателя. И интервьюер она замечательный, искренний и открытый. Мне с ней было…

  • (no subject)

    Была у Мамиконяна. Подготовилась основательно: тщательно почистила зубы, а заодно выдернула нить из десны, чтобы доктору было меньше возни. Роб…

Comments for this post were disabled by the author