Дневник Наринэ (greenarine) wrote,
Дневник Наринэ
greenarine

Categories:
Если спросить у Эвочки, чего она хочет, Эвочка отвечает, ни секунды не сомневаясь — ахсянки.
Ахсянку готовит дед. Он поднимается в самую рань, выходит не дыша из своей комнаты, пробирается на кухню, ставит чайник. Пока вода закипает, дед умывается-одевается, потом заливает кипятком порцию овсянки, чуть подсаливает, заправляет оливковым маслом и идет на цыпочках к телевизору, чтобы позавтракать под апокалиптическую сводку мировых новостей. Эвочка поджидает его у кресла. Стоит в пижаме, улыбается. Щеки большие, круглые, хоть руками подпирай.
— Ну что, явилась по мою душу? — Смеётся дед.
— Ахсянки хацу, — соглашается Эва.

Вообще-то сон у неё хороший. Пуленепробиваемый. Внеурочно она просыпается только в двух случаях — когда дед воровато готовит себе овсянку, и когда во двор заезжает мусорная машина.
С недавних пор в Берд пришла цивилизация. В любом дворе теперь стоят мусорные баки разного назначения: сюда нужно выкидывать пластиковые бутылки, туда — пищевые отходы. Через день за ними приезжает, рассыпаясь на ходу, дореволюционный грузовик с нано-прицепом. Лишая своим первозданным грохотом окрестных кур репродуктивного настроя, он опрокидывает в себя содержимое баков и угрохатывает восвояси. Эва протестует сквозь сон, как умеет — ворочается с бока на бок, фырчит, вздыхает.
— Паявозику нет!
Когда мусорный паявозик уезжает, она снова засыпает. И просыпается к дедову завтраку.
Потому дед поднимается за двадцать минут до положенного времени. Чтобы успеть приготовить себе вторую порцию ахсянки. Не работать же на голодный желудок, подвергая жизнь пациентов опасности! Любой человек знает — голодный стоматолог страшнее взбесившегося мусорного паявозика.

Няню Эвочки зовут Марго. Эва называет её Манго. Манго пришла, Манго ушла, Манго съела мою ахсянку. Манго у неё враг номер три. После паявозика и пчёл. На первом месте пчёлы, на втором паявозик, а у Манго почётная бронза.
Пчёл Эвочка невзлюбила из-за Винни Пуха. Не простила его падения с дерева. Если хочешь, чтобы Эва прекратила терзать соседскую таксу, говоришь «з-з-з». Эва тут же бросает выколупывать собаке глаза и убегает к себе в комнату. И орёт из-за закрытой двери: «ни з-з-з! ни з-з-з!»
Вообще, редкого упрямства ребёнок. Упрётся — не сдвинешь. У Каринки от этого нервный тик, а мы переглядываемся и украдкой потираем руки. Пусть узнает почём фунт лиха. Мы-то с детства знаем, и ничего, в нормальных человеков выросли, не в идиотов. Хотя все предпосылки были, да.

Если у Эвочки хорошее настроение (а хорошее настроение у неё всегда), она поёт. Громким и проникновенным мужским басом. Зайдёт в ванную, возьмёт с полки детский тальк, и исполняет арию обделенного слухом и голосом паяца. На вопрос что это у неё в руках отвечает кратко и исчерпывающе — макяфон.

Это был репортаж дико скучающей по племяннице тёти. Сил нет как люблю.


IMG_3952 2
Tags: Сёстры, Я, племянницы, счастье
Subscribe

  • (no subject)

    Солнце было большим и горячим. Оно рассыпалось едва различимой крупкой по свинцовой чешуе Невы, искрилось золотом. Ловило своё отражение в куполах…

  • (no subject)

    Скачала график прогулок. Вот и настал час моего триумфа. Выйду 2 июня с петухами и вернусь затемно. Исхожу все окрестности в радиусе 2км, потуплю во…

  • (no subject)

    У самоизоляции свои плюсы. Есть над чем подумать. О родных, друзьях, знакомых. ГБУ «Жилищник», дерущем несусветные деньги не пойми за что. Соседях…

Comments for this post were disabled by the author