Дневник Наринэ (greenarine) wrote,
Дневник Наринэ
greenarine

Categories:
Август наступает раньше, чем ты ожидал. Раньше, чем готов был осознать, что кажущееся вечным лето — на исходе. На излёте.
Дни стоят жаркие и душные, под камнями спят рыбы, а мох на речных валунах выгорает так, что если растереть в ладонях — остаётся горстка пыли.
Полдень приближает стрёкот цикад, полночь — пение сверчков. Так и живёшь — от цикад до сверчков. Умолкнут они — наступит осень, отправит вперёд себя вереницы туч, на восток, на восток, навстречу солнцу. Ждать его — не дождаться. До весны.

Потолок веранды обвешан сосульками обсыхающей чурчхелы.
— Виу-виу, — плачет Боцман.
— Захрмар! — выговаривает ему Тата. — Позорище, а не собака.
Боцман прячет нос в лапы. Левое ухо стоит торчком — перебинтовали. Летел не глядя, вписался головой в перила, застрял. Еле вытащили. Ухо порвал, дурачок, теперь всем жалуется.
— А глаза твои где были? — спрашивает Тата.
Боцман пристыженно косится на потолок веранды.
— Горе горькое, — вздыхает Тата, отрывает кусочек чурчхелы и кормит его с ладони.

Август, время замедлило ход и изменило суть вещей. Если встать по левую сторону растущей вкривь лавровишни и посмотреть вверх, кажется, что ковш Большой Медведицы цепляет хвостом трубу соседского дома. Кто кого перевесит, дом или звёзды? Дом вот он, совсем рядом, пахнет камнем, хлебом и людскими руками. А что там со звёздами в их далёкой небесной дали — бог его знает! Или не знает?

У Заназан умерла свекровь. Гроб повезли на старенькой телеге, вниз по рыжей деревенской дороге.
— Цо-цо, — поторапливал ослика погонщик. Ослик переступал истёртыми копытцами и плакал невидимыми слезами.
Положили рядом с сыном и мертворожденным внуком. Заназан смотрела, не отводя глаз. Ветер трепал на плече медную косу. Бедная, бедная Заназан, теперь она осталась совсем одна. В этом городе все сошли с ума от войны, но никто об этом не догадывается. Знает только Заназан. Знает, потому молчит.

Август, небо ниже гор, пчёлы ленивы и неторопливы, ночи нестерпимо тихи, а под утро выпадает столько росы, что хоть горстью черпай.
— Спина лета сломалась, — говорит Тата в августе.
Прощай, лето. Прощай.

.

https://soundcloud.com/narine-abgaryan/alexandra-hampton-90-west
Tags: my music, Я
Subscribe

  • (no subject)

    У гор своя несокрушимая правда. За той правдой ты и добираешься до них из-за тридевять земель. Карабкаешься, превозмогая усталость, на самую вершину,…

  • (no subject)

    У ереванского мая характер девицы, на которой отказались жениться. Потому ереванский май ежедневно выдаёт всю палитру капризов, на которую способна…

  • (no subject)

    — Смотри, смотри чего я налепила! — с разбега виснет на матери рыжеволосая девочка. Личико у неё кругленькое, розовое, переносица усыпана солнечным…

Comments for this post were disabled by the author