October 3rd, 2017

(no subject)

Утро в Бостоне начинается громко: Эва, доедая овсянку, страстно скребёт ложкой дно тарелки.
— Привет, ягодка! — выползаю к ней я.
— Привет, огуречик! — с готовностью отзывается она, и, чуть помедлив, поясняет, — ай мин кукумбер!
Кукумбер так кукумбер. Тётя готова быть кем угодно, лишь бы племянница была довольна.

Обнимает, смотрит в глаза, выговаривает с придыханием:
— Ты моя самая красивая тётя!
Поразмыслив.
— Нет, ты немножко не самая красивая моя тётя. Всё-таки самая красивая моя тётя — это мама!

После встречи с читателями, на которой скучающая Эва успела протереть собой все полы и лестничные пролёты до 4 этажа:
— Наринэ, ты писатель?
— Да.
— А это пришли люди, которые читали твои книги?
— Да.
— Бедные!
Collapse )