December 1st, 2014

(no subject)

С Викой kirdiy очень интересно дружить.
Ты можешь знать её много лет, ездить с ней в разные города, подписывать «Семёна Андеича» смешными записями типа «от придурошного автора и дураковатого художника», и когда однажды ты опрометчиво решаешь, что знаешь о своей подруге практически всё, она удивляет тебя новостью, что в 87 году работала директором деревенского дома культуры.
И умолкает.
— В смысле? — Поторапливаешь ты.
— Сын был маленький, пришлось устраиваться в ДК. Зарплата 40 рублей, зато неполный рабочий день. Организовывала общественные праздники, концерты для хора старушек, дискотеку для молодёжи, драмкружок и изостудию для детей, которым некуда деваться, потому что родители не просыхают.
— А потом?
— А потом меня уволили.
— Почему?
— Ну, — мнётся Вика, — я за свой счёт побелила в одной комнате стены и потолок. С меня потребовали бумаги — где я взяла деньги на побелку. Заодно выпили мне всю кровь, потому что я без разрешения хотела сделать косметический ремонт. Своими силами, за свои деньги. Мне кажется, их особенно задело это. Уволили, в общем. Так и сказали — от греха.

Или например Вика, любимый многими иллюстратор, работы которой продаются по всему миру, однажды признаётся совершенно между прочим — а у меня диплом пчеловода. И, не давая прийти в себя, добавляет — а ещё я мастер спорта по плаванью. И улыбается.
Кто видел Вику, тот понимает, о чём я. Это как если Грейс Келли на светском рауте продемонстрировала бы гостям диплом наладчика сварочного и газоплазморезательного оборудования. Такой вот каминг, не побоюсь этого слова, аут.

Вообще, Вика очень тихий человек, говорит исключительно шёпотом, рожала тоже так, что акушерка периодически заглядывала ей в лицо. Чтоб удостовериться, что она жива.
Но однажды эта с виду вежливая и интеллигентная девушка сняла на американских горках с незнакомого мужчины рубашку. Дело в том, что ей нужно было придумать новую книжку. И она ушла бродить по майскому городу, чтобы нагулять себе вдохновение. Добрела до парка отдыха, зачем-то купила билет на американские горки. Надо сказать, что Вика боится высоты, и с вестибулярным аппаратом у нее тоже не всё в порядке. Но билет был куплен, и ничего не оставалось, как взойти на аттракцион, словно на эшафот.
Когда вагончик дёрнулся, Вика вцепилась в рубашку сидящего впереди мужчины. И всю дорогу её не выпускала. А когда адские горки наконец унялись, на рубашке не оказалось ни одной пуговицы. Потому что все три минуты, пока аттракцион неистовствовал, Вика эти пуговицы в беспамятстве отрывала. Молча. И на излёте третьей минуты выковыряла с мясом последнюю. Ошеломлённый мужчина, пряча глаза и косолапо пятясь, ушёл от неё голоторсым восвояси, а Вика с чувством исполненного долга вернулся домой и нарисовала 32 нежно-акварельных рисунка, которые потом вошли в «Сказку из лоскутков».

Будете покупать эту книжку, знайте — при её создании пострадала бежевая хлопковая рубашка, стиль Casual, воротник классический, вид застежки пуговицы (7 шт), длина рукава короткая.
Мужчина с американских горок, если вы меня читаете. Вика приносит вам свои глубочайшие извинения. Она никогда больше так не будет. Наверное, хм.

P.S. Картинка из книжки прилагается. Все видят пуговицы? Вооот.

01