August 17th, 2010

Манюня и пурдикулёз, или житие кривого Бэреле

Роза Иосифовна совершенно искренне считала, что всё хорошее, что есть в дяде Мише и Мане, они унаследовали исключительно у неё. Будто не было в их жизни ни дядимишиного папы, ни Маниной мамы.

Все знают, что если Ба что-то утверждает, лучше сразу капитулировать. Оставь манёвр, всяк сюда входящий. На территории Ба главное вовремя соглашаться и всячески поддакивать. Тогда наградой за понимание вам будут «посиделки с альбомом». Знаете что это такое? Это когда Ба приносит свой альбом, и, бережно листая его и поглаживая каждую выцветшую фотокарточку, долго и обстоятельно рассказывает, в кого из клана Шац пошёл своими математическими способностями дядя Миша, а идеальным «скрипичным» слухом – Маня.

Альбом был старый, достаточно тяжёлый, в тёмно-синей бархатной обложке, с широкими картонными страницами в прорезях, куда вставлялись пожелтевшие фотографии. Ба хранила его на верхней полке своего шкафа, обложив со всех сторон мешочками с сушёной лавандой, поэтому пах альбом пряным и немного терпким, а ещё – чисто выстиранным и накрахмаленным бельём.Collapse )