July 22nd, 2010

Кировабад. Исход.

Из-за далёких каменистых холмов всегда надвигалась палящая жара. Словно кто-то невидимый шёл на восток, поднимая шершавые клубы пыли, и гнал перед собой знойный, беспощадный ветер.

Шшшш, шептал, извиваясь тысячами ядовитых колец ветер. Шшшшш.

За теми холмами простиралась сухая, испещрённая трещинами чужая земля. Там пахло зирой и куркумой, и ветер теребил над порогами связки верёвочек. Каждая верёвочка увенчана кусочком почерневшей крайней плоти, сколько мужчин в семье – столько и верёвочек.
Там, среди каменистых, петляющих дорог лежал одинокий, уставленный невысокими надгробиями холм. Ветер, бесконечный ветер придавил крылом эти покинутые надгробия, и они, подавшись макушками вперёд, навсегда замерли в коленопреклонной молитве Всевышнему.

Шшшшш, выжигал шрамы на душе ветер, шшшш. Collapse )