June 7th, 2010

Люди, которые всегда со мной. Кнарик.

Фундук был молодой, сладко-молочный. Скорлупа, если подержать её во рту, отдавала нежной кислинкой. Можно было постоять в обнимку с деревом, и, закрыв глаза, слушать его шершавое дыхание. Или улечься в траву и, слегка прищурившись, глядеть сквозь ресницы в небеса. Там, наверху, кто-то раскидался удивительной красоты облаками, и неосторожно ушёл. И облака, поддев крылом ветер, перетекали из одних очертаний в другие и невозвратимо уходили за горизонт.

Она была младшей из сестёр. Старшей была моя Тата, средней – Шушик, а младшей – Кнарик.

Бабушка Кнарик ткала ковры. Я могла часами сидеть рядом и, затаив дыхание, наблюдать за её руками. Ковры получались пёстрыми и лёгкими – с бесконечным, петляющим узором по краю полотна. Иногда бабушка вплетала в эти узоры символы и слова, об этих символах и словах знала только она.Collapse )