?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Apr. 17th, 2014

У меня есть платье. Чёрное, простенькое, облегающее. Меньше меня на размер.
Приспичило мне идти в этом платье на важную встречу.
Упорно худела три недели. Срывалась всего два раза, кто меня знает, тот поймёт, какой я герой.
В день икс платье на мне великодушно застегнулось. Зато вылезли глаза.

Пучеглазой идти на встречу не хотелось. Я ж не Крупская.
Поехала в джинсах, мрачная, как истукан острова Пасхи. Строила разные планы по похуданию. Отметала один за другим. С горечью констатировала – единственное, что может мне помочь – это сверхпрочный пенобетон. Зацементировал пищевод и успокоился.

Вот бы мне папину силу воли.
Завтрак у него утром. Обед – в обед. Ужин – в ужин. Нормальный человек, не то что его старшая дочь, жертва перекусов.
Папа очень предан своему графику питания.
В 14.00, например, он пьёт кофе. В 14.00 вокруг его кабинета выжженное поле. Ни одни пациент не рискнёт сунуться туда в это время, потому что у доктора пятиминутка сибаритства.

Однажды, в самый разгар кофепития, случилось неслыханное – в кабинет заглянул человек.
- Доктор Абгарян, боль невыносимая.
- Раз невыносимая – заходите,- отставил чашечку с недопитым кофе папа, усадил страдальца в кресло, сделал обезболивающий укол и приступил к депульпации.

И тут во дворе поликлиники разорвался снаряд. Громко разорвался, с претензией. Пациента с медсестрой как ветром сдуло. А папа отложил наконечник бормашины и с невозмутимым видом сел допивать кофе. Только осколки выбитого оконного стекла бережно на блюдечко сплёвывал.

Вообще, о смелости моего отца давно слагают легенды. Например, однажды они с мамой поехали в гости к папиному коллеге в село Арцваберд. Вдоль утыканной снайперами границы. По дороге машину стали обстреливать. Папа даже головы не повернул. И ходу не прибавил, чтобы кто-нибудь не подумал, что он боится пуль.
Мама, ветеран многолетней борьбы с железобетонным супругом, орденоносец и герой партизанского подполья, увещевать его ехать быстрее не стала. Всё равно не переубедит. Но она ведь тоже у нас не промах. Поэтому высунула в окно зонтик и раскрыла его. Снайперы умолкли. И почтительно наблюдали, как ползет черепашьим шагом по горному серпантину прикрытая кокетливой противоракетной обороной старенькая тойота.

Это я к чему? Это я к тому, что достанься мне хоть толика папиной силы воли и смелости, фиг бы я прельстилась шоколадным мороженым. А раз ничего, кроме внешности, мне от него не досталось, то так тому и быть.
Пойду вторую порцию мороженого съем. Как говорит моя прабабушка Валя, 50 мл застревают в горле, 100 мл греют сердце, а надо, чтобы под рёбрами зачесалось. Пойду, зачешу себе рёбра. Если нащупаю.

ПС: Если кому-то захочется помочь: http://molotok.ru/lot-ot-narine-abgaryan-i-viktorii-kirdij-i4151667159.html