Дневник Наринэ (greenarine) wrote,
Дневник Наринэ
greenarine

Categories:
Не помню, кто мне этим летом рассказал.

Когда бердская девушка выходила замуж, в дом к своему мужу она приезжала с большим сундуком приданого. В сундуке лежали стёганые шерстяные одеяла, подушки -- по-деревенски тяжёлые, туго набитые гусиным и куриным пером, разная посуда -- стеклянная, медная, глиняная, деревянная. И обязательные серебряные украшения, которые перекрёстным образом передавались из поколения в поколение. Почему перекрёстным, потому что от бабушки по материнской линии они переходили мальчикам (их жёнам), а от бабушки по отцовской линии -- девочкам. Это была, если можно так выразиться, необходимая минимальная потребительская корзина невесты.

Богатые девушки могли позволить себе разные французские финтифлюшки, которые перекупали у репатриантов первой и второй волны. А также знаменитый бердский ковёр "технахундж" -- ярко-желтый по всему полю и темно-узорчатый по центру, с бесконечным вплетением знаков и символов по украшенным шелковой бахромой краям. Чем старше был такой ковёр, тем дороже он стоил.

Так вот. В любом сундуке с приданым обязательно лежал портрет полководца Андраника Ознаняна. Приезжала девушка к мужу и первым делом доставала из-под подушек портрет Андраника. И вешала его на стену. И новоиспечённый муж сразу становился суров и подтянут лицом.
Потому что Андраник пользовался у армян неоспоримым авторитетом. А в Берде он считался ещё и покровителем невест.

Это как если русские девушки приезжали бы к своим мужьям с портретом Деникина, например. Или Корнилова. Или Колчака.
Такая вот удивительная традиция. Продержалась она недолго, чуть больше полвека, и к концу 1960-х сошла на нет.
А жаль.



Дорогие друзья, я окопалась в рукописи, поэтому пишу сюда мало. И редко комменчу. Извините меня, пожалуйста. Как только вынырну -- вернусь.
А пока я немного пишу в ФБ. Там можно мелко хулиганить. Если хотите меня читать, я здесь.

Обнимаю. Ваша Н.

Фотография -- Ilya Vartanian
Tags: Мои, Я
Subscribe

  • (no subject)

    У гор своя несокрушимая правда. За той правдой ты и добираешься до них из-за тридевять земель. Карабкаешься, превозмогая усталость, на самую вершину,…

  • (no subject)

    — Смотри, смотри чего я налепила! — с разбега виснет на матери рыжеволосая девочка. Личико у неё кругленькое, розовое, переносица усыпана солнечным…

  • (no subject)

    Они ведь знали — и Спартак, и Фригия, что он не вернётся с боя. Она умоляла его остаться, но смирилась с его решением. Она обнимала его и целовала, и…

Comments for this post were disabled by the author