Дневник Наринэ (greenarine) wrote,
Дневник Наринэ
greenarine

Дыбр июльский, деревенский

Самое прекрасное в армянских самолётах – это бабушки. Если в мире, не приведи господь, случится какая-нибудь непоправимая катастрофа, то выживут не тараканы и даже не Беарл Гриллс, а те, у кого армянские бабушки. Перед такой доведённой до критического состояния бабушкой падают ниц любые преграды. И даже монолитные российские пограничницы им не помеха.

-Дочка! Этот ребёнок – моя копия! Посмотри, какие у неё глаза! А ты у меня разрешение на вывоз просишь. Ну забыла я его дома, забыла!- трубила на весь аэропорт одна такая бабушка.
-Без разрешения не имею права её выпускать!- упорствовала пограничница.
-Я тебе клянусь, это моя внучка! Анушик, скажи тёте кем я тебе прихожусь!
-Бабушкой!- дрогнула круглыми щеками Анушик.
-Ты ж моя золотая, не ковыряйся пальцем в глазу, инфекцию занесёшь!
-Не имею права,- не шла на уступки пограничница.
-Дочка, кто у тебя это право отобрал? Кто отобрал – пусть у него глаза лопнут. А я тебе это право возвращаю! (царственный жест рукой)
-Я верю, что она – ваша внучка, но…
-У неё даже группа крови очень редкая! Как у меня!
-А какая у вас группа крови?
-А я знаю?
Итого бабушка с внучкой гордо прошествовали в зал ожидания, а пограничница потом долго дёргалась глазом.

***

Сижу в вязаных носках. Тут сиреневая полоска, там оранжевая, а по верху вообще зелёная. За окном кукарекают петухи, в луже отражается небо – в пушистых облаках. Во дворе дома напротив трясут чёрную шелковицу – собирают последние ягоды. Если высунуться по пояс в окно, можно увидеть, как соседка тётя Маруся развешивает бельё – как положено, по нарастающей, тут маленькое, там большое. Мне хорошо, как никогда. Я деревенская девочка, да.

***

Мой обычный завтрак – два тоненьких куска бородинского хлеба с сыром и чашка кофе, обязательно без сахара. Сладкое питьё я на дух не выношу.
От маминых завтраков трещу по швам. Домашние сливки, домашний творог, овечий и козий сыры, румяный омлет с малосольной брынзой, острым перчиком и помидорами, много разной зелени – обязательно мяты и базилика, свежее малиновое варенье, три вида выпечки, настоящий, правильно заваренный кофе, черешня, абрикосы… Абрикосы, ммм. Солнечные, веснушчатые, сладкие-сладкие. Ешь и не наедаешься.

***

Утренняя пробежка сына была сорвана повышенным вниманием аборигенов. Ушёл один, вернулся в сопровождении разнокалиберного эскорта. В арьергарде держалась детвора, причём впереди бежали те, кто постарше, а сзади наяривала мелюзга. За мелюзгой трусила домашняя живность – козы, поросята, гуси, утки, прочая местная фауна.
-Не пойду больше бегать,- заявил с порога сын,- чувствую себя Форест Гампом.
Сидит, читает "Войну и мир". Периодически подходит к окну, выглядывает во двор. Единственное, что мне тут мешает – это спутниковые тарелки на крыше каждого дома, говорит.
Очень интересно наблюдать метаморфозы, происходящие с городским ребёнком. Вчера бредил компьютерными играми, сегодня пытается по солнцу определять время.
В каждом из нас живёт Робинзон.

***

Бердский олигарх из рода Трусиканц. Люди говорят – вот палисадник, который привёл в порядок Трусиканц Валод, вот светофор, который починил Трусиканц Валод, вот дорога, которую заасфальтировал Трусиканц Валод. Всем хорош Валод – щедрый, умный, уважительный к землякам. Вот только с предками ему не повезло. Продвинутые были люди, первыми в нашем районе стали носить трусы на резинке. Вот и стали бердцы называть их Трусиканц. И все их потомки теперь Трусиканц. Обнять и плакать.

А ещё у нас есть род Писюлянц. Так и говорят – Сурен из рода Писюлянц, Ано из рода Писюлянц. А всё почему? А всё потому, что предок Сурена и Ано славился на всю округу своими выдающимися причиндалами.

Очень несладко приходится представителям рода Црананц Гургена. Црел, я дико извиняюсь, это срать. Знатный видать был срун этот Гурген. Надо же было так подсуропить своим потомкам!

На этом фоне наш род – Пашоянц – звучит вполне себе благородно. Мой прапрадед Василий был неуёмный человеком, поэтому все называли его "пашахусти". Ну и сократили до Пашо. Род Пашо, Пашоянц. Нормально звучим, даже интеллигентно.

***

На четвёртом десятке брака мама и папа наконец нашли формулу мирного сосуществования – папа собирает на своём участке рекордный урожай патиссонов, мама инкрустирует ими квартиру. Чтобы не попортились, покрывает лаком. Или красит гуашью. Все при деле, все счастливы.

***

И Миа, и Миа, и Миа.
Урмиа.
Урмиа Эва.
Свет очей моих.
У неё такие длиннющие ресницы – уколоться боишься.

Миа

***

Каждую ночь засыпаю под акапельное пение сверчков.
Я маленькая, мне хорошо.

.....................................................................

Завтра приезжает Сонечка. Поснимаем Берд и горы, выложу потом фотографии.
В интернете меня мало, извините меня, пожалуйста.
Всех люблю, по всем скучаю.
Обнимаю. Н.

Tags: Армения, Мои, Я
Subscribe

  • (no subject)

    Поговорить с Димой Брикманом мы собирались ещё в ноябре. Но всё не получалось, и не только потому, что сложно было говорить мне. Сложно было Диме —…

  • (no subject)

    Они ведь знали — и Спартак, и Фригия, что он не вернётся с боя. Она умоляла его остаться, но смирилась с его решением. Она обнимала его и целовала, и…

  • (no subject)

    Искали печку долго. Хватали за рукава прохожих, заглядывали им в глаза, не получив вразумительного ответа — разводили руками: ну как же так, это…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 331 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    Поговорить с Димой Брикманом мы собирались ещё в ноябре. Но всё не получалось, и не только потому, что сложно было говорить мне. Сложно было Диме —…

  • (no subject)

    Они ведь знали — и Спартак, и Фригия, что он не вернётся с боя. Она умоляла его остаться, но смирилась с его решением. Она обнимала его и целовала, и…

  • (no subject)

    Искали печку долго. Хватали за рукава прохожих, заглядывали им в глаза, не получив вразумительного ответа — разводили руками: ну как же так, это…