Дневник Наринэ (greenarine) wrote,
Дневник Наринэ
greenarine

Categories:

Свадьба с барсуком на капоте

А давайте о первой любви. А давайте вспоминать.

Мою первую любовь звали Виктором Ломовым, он был детдомовским мальчиком, мы с ним познакомились в пионерлагере. Мне было тринадцать, ему – пятнадцать, я рисовала смешные картинки, он учил меня развешивать бельё так, чтобы оно потом не требовало глажки – детдомовские дети всё умеют, всё знают. Я обыгрывала его в шашки, он меня – в шахматы. Я уступала ему свой суп, он мне – сладкое. У нас были идеальные отношения. Мне снилось, что он меня целует, и я просыпалась в поту – от страха, от того, что мучительно хотелось, чтобы он меня поцеловал, а он стеснялся за руку меня взять.

Я помню девочку Ингу, она ходила в дорогом джинсовом комбинезоне, говорила, что у неё очень красивые ноги, «бутылочкой», задирала штанины, демонстрировала свои круглые икры. Я была худющей и высокой, мне хвастать было нечем, если только торчащими рёбрами да длиннющими руками, ну какие это достоинства, обнять и плакать.

Инга любила Виктора, Виктор любил меня, я любила Виктора. Кто-то в этом треугольнике был определённо лишний, и Инга свято верила, что это я. Поэтому изводила меня, как умела – обзывалась, пиналась, постоянно ябедничала на меня пионервожатым. Однажды я задумала связать крючком салфеточку и подарить Виктору. Инга периодически выкрадывала мою вязку и распускала. Я ей ничего не говорила – да и что тут скажешь, девочка борется за свою любовь, как умеет. Но я задумала жестокую месть – довязала салфетку, разрезала её ножницами в лохмотья и подарила Инге со словами: «теперь ты можешь гордиться собой». Не поверите, мне до сих пор стыдно за этот поступок. Никогда больше я на такое не решалась и всегда очень уважительно относилась к своим соперницам. Женщины не должны ругаться из-за мужчин.

Потом я уехала из пионерлагеря, мы с Виктором какое-то время переписывались, он мне присылал сушёные лепестки роз – я их бережно хранила, очень расстраивалась, когда они рассыпались в прах. Я обучала его игре в камешки – подкидываешь один, забираешь остальные четыре – по одному, по два, потом ловишь летящий камешек. У меня были ловкие пальцы, я училась в музыкалке, играла на фортепиано, поэтому игра в камешки мне давалась очень легко. Я и сейчас очень ловко играю в камешки, а ещё в компьютерные игры, никогда не путаюсь в клавишах, видимо, до сих пор дают о себе знать ненавистные многочасовые наигрывания гамм.

Последнее письмо от Виктора пришло под новый год – радостное, полное надежд – в Ростове объявилась его мама, она приехала знакомиться с ним, обещала забрать с собой. Он писал – она очень красивая, только русская. Виктор вырос в Армении, и несмотря на свою бесспорную русскость, с детства привык считать себя армянином, а тут на тебе, русская мама, настоящая красавица.
Больше писем от Виктора не приходило, я очень надеюсь, что он уехал с мамой в Ростов, и всё у него сложилось хорошо, пусть у него сейчас семья и любящая жена, и много прекрасных деток, замечательных Ломовых.

А чтобы не заканчивать на такой романтической ноте, напишу в двух словах о другом мальчике, которого звали Сурен.
Когда мне было 14, я написала маленький текст и отправила его в республиканскую газету, уж не помню, какую, скорее всего в Комсомолку. В заметке говорилось о мире во всём мире и о том, что человек ответственен за всё зло, что творится на планете.
Текст напечатали, правда, сократили на треть, ну да ладно. Указали автора – Наринэ Абгарян, 9 класс Бердской средней школы № 2. Через неделю я получила двадцать восемь писем из разных концов нашей республики. Особенно мне запомнилось одно – из города Мартуни.
-Хочу дружить с тобой. У меня карышновые глаза и папа директор лимонадного завода,- написал мне юноша Сурен.

Над этим письмом до сих пор смеётся вся моя родня, вот такая несостоявшаяся любовь, а не напиши Сурен про свои карышновые глаза и лимонадный завод, у нас завязалась бы дружба, а потом вообще любовь, мы сыграли бы свадьбу, рассекали бы на машине с привязанным к капоту барсуком, не спрашивайте, зачем с барсуком, сама недоумеваю, вчера смеялась над фотографией тутовки души моей(с) Петра Ловыгина, надо же так гулять свадьбу, с барсуком на капоте, может это намёк на день сурка, недоумевал мой сын, может да, соглашалась я, утирая слёзы.
Так вот, не напиши Сурен про свои карышновые глаза, у меня была бы именно такая свадьба, и в окне машины трепыхалась бы курица, клокотала бы что-нибудь нецензурное, а потом снесла бы яичко, не золотое, а простое, зачем нам золотое, мы и без золота вполне себе самодостаточные, с пустыми карманами, зато душа нараспашку – гуляйнехочу.

Пётр Ловыгин, свадьба



УПД: Друзья, барсук ненастоящий!!!
Tags: my music, Игра в чувства, Мои мальчики, О прекрасном, Я
Subscribe

  • (no subject)

    Поговорить с Димой Брикманом мы собирались ещё в ноябре. Но всё не получалось, и не только потому, что сложно было говорить мне. Сложно было Диме —…

  • (no subject)

    Они ведь знали — и Спартак, и Фригия, что он не вернётся с боя. Она умоляла его остаться, но смирилась с его решением. Она обнимала его и целовала, и…

  • (no subject)

    Искали печку долго. Хватали за рукава прохожих, заглядывали им в глаза, не получив вразумительного ответа — разводили руками: ну как же так, это…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 247 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    Поговорить с Димой Брикманом мы собирались ещё в ноябре. Но всё не получалось, и не только потому, что сложно было говорить мне. Сложно было Диме —…

  • (no subject)

    Они ведь знали — и Спартак, и Фригия, что он не вернётся с боя. Она умоляла его остаться, но смирилась с его решением. Она обнимала его и целовала, и…

  • (no subject)

    Искали печку долго. Хватали за рукава прохожих, заглядывали им в глаза, не получив вразумительного ответа — разводили руками: ну как же так, это…