Дневник Наринэ (greenarine) wrote,
Дневник Наринэ
greenarine

Categories:

Урмиа Эва

Мама общается по скайпу.
На шее шёлковый платочек нежно-бирюзового цвета. Глаза подведены, на губах весёлая помада. У мамы причёска, как после салона, на пальцах – серебряные перстни. Два. Один крупный, другой меньше, с прямоугольным чёрным камнем на тонких ножках.
Звучит Брамс, горят свечи, доступные взору окрестности окутаны таинственным полумраком.
И пусть сдохнет всё неэлегантное и нечёсаное. То есть я.

Мумс у меня воспитанная леди, поэтому, узрев меня на экране, вида не подаёт.
-Какая у тебя причёска интересная,- вздёргивает она бровь.
-Это не причёска, это колтун,- нагнетаю я.
Мумс хватается за сердце, закатывает глаза.
-Мамэле, шучу!- смеюсь я.- Собрала волосы в пучок. В глаза лезут, работать мешают.
-Евграфия Вольдемаровна, вы, пожалуйста, не пугайте меня больше так!
-Не буду, Матильда Дормидонтовна!

У мамы скромные мечты. Чтобы дочери всегда цвели и пахли. И чтоб денег у каждой на карманные расходы миллиард. И чтобы любили их так, как никого и никогда. Иначе мумс за себя не отвечает.
Слово «внук» сочетается с мумсом с тем же успехом, с каким светильник из венецианского стекла сочетается с кувалдой. Поэтому внуков мы называем обтекаемо – дети детей.
О детях детей у мумса тоже есть мечты. Чтобы то, что она желает их матерям, было дано им в троекратном размере. В том числе ум, совесть и красота.
Такие у мумса скромные мечты.

Мумс ведёт разговор на тему. Бродский, Шиллер, Кавабата.
-Мам,- говорю,- расскажи лучше о своём здоровье.
-Давление 150 на 90,- как бы между делом сообщает мумс. Между Нобелевкой Кавабаты и эссеистикой Бродского.
-Мама! Ты давление сбиваешь?
-Сбиваю,- отзывается мумс и поправляет на шее платочек.- Только оно не сбивается.
-Почему?
-Переволновалась из-за рождения деточки.

Деточка, сиречь маленький Армагеддончик, пока пребывает безымянной царевной. На тему выбора имени идут кровопролитные бои. Каринка хочет обозвать ребёнка редким старинным именем. Я из вредности предложила назвать её Магтахинэ или Саломэ – местные варианты библейских Магдалены и Саломеи.
-Тогда уж сразу назову Нунуфар,- оживилась Каринка.
-Только через мой труп!- взревела я.
Поржали.

Армагеддончику жить в Америке, поэтому нужно такое имя, чтобы американцы сразу поняли – мы тут шуток не шутим, когда детей им рожаем. Американский папа Армагеддончика агукает с ребёнком через океан посредством скайпа. Ищет фамильные черты. Деточка на отцовские инсинуации не ведётся – смотрит куда-то вдаль суровым взглядом армянского прадедушки, думает великие думы. Отец орошает экран компьютера трёхкаратными слезами. В воздухе пахнет семейным счастьем и каким другим неожиданным уютом.

-Я спрятала книжку с гороскопами, чтобы она Каринке на глаза не попадалась,- отводит взгляд мумс.
-А что так?
-Деточка родилась в високосный год. Дракон, рождённый в високосный год – дважды дракон.
-Какой ужас!- подливаю масла в огонь я.
Мумс качает головой. Таинственный полумрак сгущается до колера "зловещий". Венгерский танец Брамса сменяется Сонатой соль минор Баха.
-У Каринки проснулся материнский инстинкт,- у мумса начинает дёргаться глаз.
-Совсем?- волнуюсь я.
-Совсем. Все сто двадцать чакр. Называет деточку солнышком и зайчиком! С трудом её узнаю.
У меня тоже начинается дёргаться глаз. Представить нашу Вицлипуцли в эпицентре внезапно разыгравшегося материнского инстинкта выше моих сил.
-Снимите на камеру и скиньте мне видео,- требую я.
-Обязательно!

-Повесила над кроваткой "Молчание" Рериха,- элегантно переводит тему разговора на приятное мумс.
-Думаешь, деточка увидит картину?
-Не увидит, так почувствует,- убеждённо кивает мумс.- В детях надо тягу к прекрасному сызмальства развивать.
-Что же ты в нас развивала, когда на стене нашей комнаты миниатюру Рослина "Архангел Михаил и три отрока в пещи огненной" вывесила?
-Не знаю. Видимо, подсознательно к милосердию взывала.
-Ну и как?
-Недовзывалась.

Я хотела написать ещё о том, что маме в каждой комнате нашей квартиры нужно памятник поставить. За то, что вырастила и не свихнулась. Но тут пришла радостная весть: кровопролитные бои окончены, имя придумано. Назвали маленького Армагеддончика старинным именем Урмиа. Можно Ума, можно Миа.
Урмиа Эва Леви-Абгарян. Подмывает закончить цитатой из Довлатова – это то, к чему пришла моя семья и наша родина.
Подмывает, но не буду.
Приеду летом, расцелую все пальчики, пяточки и затылочки. Сто миллион раз расцелую.
Счастье, счастье.




Мумс говорит, что деточка – вылитая Каринка.
Боже, храни Америку, ггг)))))))

Ну и заодно счастливую мамочку покажу.



Люблю безумно.

Tags: Мои, Я, счастье
Subscribe

  • (no subject)

    Поговорить с Димой Брикманом мы собирались ещё в ноябре. Но всё не получалось, и не только потому, что сложно было говорить мне. Сложно было Диме —…

  • (no subject)

    Они ведь знали — и Спартак, и Фригия, что он не вернётся с боя. Она умоляла его остаться, но смирилась с его решением. Она обнимала его и целовала, и…

  • (no subject)

    Искали печку долго. Хватали за рукава прохожих, заглядывали им в глаза, не получив вразумительного ответа — разводили руками: ну как же так, это…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 385 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    Поговорить с Димой Брикманом мы собирались ещё в ноябре. Но всё не получалось, и не только потому, что сложно было говорить мне. Сложно было Диме —…

  • (no subject)

    Они ведь знали — и Спартак, и Фригия, что он не вернётся с боя. Она умоляла его остаться, но смирилась с его решением. Она обнимала его и целовала, и…

  • (no subject)

    Искали печку долго. Хватали за рукава прохожих, заглядывали им в глаза, не получив вразумительного ответа — разводили руками: ну как же так, это…