Дневник Наринэ (greenarine) wrote,
Дневник Наринэ
greenarine

Categories:

Василий Алибабаевич как двигатель пердимонокля судьбы

Однажды Василий Алибабаевич получил в подарок красивый, новый, блескучий мобильный телефон. Красный. Так решил отец Василия Алибабаевича. Видимо, в тот день у отца Василия Алибабаевича взыграли гены. Нет уж, топнули они ногой, мальчик с усатыми горцами в предках, хоть и рождённый в славном городе Москве, обязательно должен владеть чем-то красным. Если не мерседесом, то хотя бы телефоном.
Мать Василия Алибабаевича, местами манкурт, при виде красного телефона попыталась упасть в обморок. Но отец Василия Алибабаевича сделал властный жест рукой и сказал традиционное «молчи женщина».
-Это тебя мой отец научил, да?- встала руки в боки мать Василия Алибабаевича.
-Сам догадался!- забегал глазами отец Василия Алибабаевича.
-Знаю твоё «сам догадался»! Ты даже выражение лица моего отца копируешь!

Пока родители решали степень тлетворного влияния закавказского тестя на единицу испорченного цивилизацией зятя, Василий Алибабаевич зря времени не терял – втыкал в телефон. Современные дети рождаются с микросхемами гаджетов в голове, поэтому шестилетнему Василию Алибабаевичу хватило двух минут, чтобы полностью новый телефон познать.
-Значит сюда надо нажимать, чтобы тебе сообщения присылать, да?- на всякий случай уточнил он у матери.
-Да. Только не сейчас. Сейчас тебе пора спать. Завтра с утра можешь отправлять мне сообщения,- легкомысленно согласилась мать Василия Алибабаевича.

Надо сказать, что к тому времени мать Василия Алибабаевича полгода как работала бухгалтером. Да, имеется такая тёмная страница в её прошлом. Бухгалтером мать Василия Алибабаевича была абсолютно бестолковым, в профессии ничего не понимала, и это было неизлечимо. То есть навсегда. Если другие работники фирмы легко и просто щёлкали годовую отчётность, а уж квартальную сводили за считанные минуты, то у матери Василия Алибабаевича это выливалось в пытку протяжённостью в несколько дней. Ничего не сходилось, везде были недостачи, а баланс щерился такими фантастическими суммами активов и пассивов, что хотелось прямо сразу выкинуться в окно, оставив записку «в своей смерти прошу винить бухгалтерскую программу 1С».

До сих пор мать Василия Алибабаевича вздрагивает, вспоминая тот беспроглядный период своей жизни. Который год уже не бухгалтер, и даже в некотором роде литератор, хе-хе, но и сейчас она умудряется просыпаться в холодном поту от того, что ей приснился штраф за неправильно оформленные основные средства или какую-нибудь другую лабуду.
Мораль: не ходите, филологи, в бухгалтеры, ничего хорошего из этого не выйдет.

Вернёмся к нашим мутонам.
На следующий день мать Василия Алибабаевича поехала в ИФНС. Сдавать очередную отчётность. В ИФНС было душно, змеилась длинная очередь из бухгалтеров, в окошках сидели злые операторы. Операторы в ИФНС все на подбор злые, совкового разлива.
Любая очередь – маленькая модель общества. В любой очереди обязательно есть свой сумасшедший (прорывающаяся к окошку женщина-камикадзе), внутренние войска (бдительные тётеньки, готовые разорвать сумасшедшую, рвущуюся без очереди к окошку на тысячи мелких кусочков), погранвойска (дяденьки в запотевших очках, исправно записывающие всех в список). Бюджетники ведут себя культурно – стоят аккуратными рядами, приговорённо дышат в затылок друг другу. Кляузники качают права у тех окошек, которые опрометчиво закрываются на обед.
Чтобы не умереть в очереди от скуки, мать Василия Алибабаевича придумала для себя игру – она распределяла роли за людьми и ждала, когда они начнут себя проявлять.

В тот день матери Василия Алибабаевича поиграть в свои угадайки не удалось. Потому что Василий Алибабаевич непрестанно сыпал смсками. По принципу степного акына.
-Нанебе уже нету тучи,- строчил он.
-Хорошо,- отозвалась мать.
-Жарка!- мигом пожаловался телефон.
-Ничего!
-Очен жарка!
-...
-Я гаварю жарка!

На этой смске сердце матери Василия Алибабаевича почувствовало неладное. «Я гаварю жарка» явно был намёком граблей.
-Ты позавтракал?- позвонила она Василию Алибабаевичу.
-Завтракал. Поел хлеба,- звонко отрапортовал Василий Алибабаевич.
-Я тебе кашу оставила.
-Буэ. Мне жарко!
-И?
-Мам, можно мороженое?
-Только если поешь кашу.
-Лааадно.

Через минуту пришла смска.
-Каша нивкусныя. Халотна.
-Чего халотна?- отзвонилась мать Василия Алибабаевича.
-Каша холодная. А не халотна!
-Вот и ешь, раз холодная. Тебе ведь жарко!
-Мам!
Далее смски посыпались, как дары из рога изобилия. Нескончаемым потоком. Видимо, неугомонный отпрыск познал функцию Т9.
-Мам, я хочу в зопарк.
-Мам, я хочу марожни.
-Мам, эсли ты ниприедишь, я умру.
Сразу следом:
-Умир.
И буквально через секунду:
-Марожни можно?

Мать Василия Алибабаевича сильно нервничала – на том конце очереди внутренние войска били очередную городскую сумасшедшую. Сумасшедшая в этот раз попалась совсем камикадзе, отлягивалась большой папкой с отчётностью, потом зонтиком, потом сумкой. А потом вцепилась руками в окно оператора и крикнула: "Или я сдам отчётность, или плюну ей в рожу".
Оператор оплёванной быть не хотела, поэтому захлопнула окошко. Завязалась рукопашная. Перевес сил был не в пользу камикадзе, поэтому погранвойска с кляузниками вынесли её из ИФНС вперёд орудиями (папка, зонтик, сумка, и кажется кусочек операторского окна).

Когда битва утихла, мать Василия Алибабаевича набрала сыну. Отозвался Василий Алибабаевич вороватым чавканьем.
-Олё!
-Кашу съел?
-Да.
-Мороженое съел?
-Ем!
-А чего смски не шлёшь?
-Не идут. Я тебе хотел про Тейкин-5 написать, но денег на счету недостаточно.
-Ладно, положу ещё денег.
-А я тебе про Тейкин-5 напишу.

Кашу мать Василия Алибабаевича нашла через две недели, когда полезла убираться на балкон. Василий Алибабаевич задвинул её в дальний угол и предусмотрительно прикрыл коробкой. Каша колосилась плесенью и прочими дикими водорослями. На вопрос "зачем ты, изверг, это сделал" Василий Алибабаевич честно ответил:
-Мам! Я её ел. Всё время ел. Но тут прилетела птичка. И говорит – я три дня хожу голодная. И мне её стало тааак жалко (взгляд Франциска Ассизского), что я решил её угостить. И вынес кашу на балкон. А когда птичка поела, я кашу коробкой прикрыл, чтобы потом доесть. И забыл (горестный вздох).

Мать Василия Алибабаевича, на голову гуманная женщина, наказывать отпрыска не стала. А ведь могла, например, заставить его съесть колосящуюся плесенью кашу. Заодно узнала бы степень влияния плесени на единицу рождённого в славном городе Москве упрямого мальчика с усатыми горцами-предками в анамнезе. Глядишь, ушла бы по горячим следам из бухгалтеров в исследователи, открыла бы новый вид антибиотиков.
А так она пошла путём наименьшего сопротивления – махнула рукой на кашу, а заодно и на бухгалтерию. И с горя ушла в ЖЖ. А оттуда, если сильно повезёт и тебя своему редактору Ире Епифановой сосватает писательница Лара Галль, прямая дорога в литераторы.
Что, в принципе, с матерью Василия Алибабаевича и случилось.
Вот такой прекрасный пердимонокль судьбы.
Такая, блин, вечная молодость(с).


Tags: Сын, Я
Subscribe

  • (no subject)

    Фильм «Зулали» оказался под стать своему трейлеру: трогательный, ясный, чистый, словно детское дыхание. Я не смотрела его, я заново проживала всё то,…

  • (no subject)

    Галина Юзефович — критик созидающий, работающий не на скандал, а на читателя. И интервьюер она замечательный, искренний и открытый. Мне с ней было…

  • (no subject)

    Была у Мамиконяна. Подготовилась основательно: тщательно почистила зубы, а заодно выдернула нить из десны, чтобы доктору было меньше возни. Роб…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 283 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    Фильм «Зулали» оказался под стать своему трейлеру: трогательный, ясный, чистый, словно детское дыхание. Я не смотрела его, я заново проживала всё то,…

  • (no subject)

    Галина Юзефович — критик созидающий, работающий не на скандал, а на читателя. И интервьюер она замечательный, искренний и открытый. Мне с ней было…

  • (no subject)

    Была у Мамиконяна. Подготовилась основательно: тщательно почистила зубы, а заодно выдернула нить из десны, чтобы доктору было меньше возни. Роб…