Дневник Наринэ (greenarine) wrote,
Дневник Наринэ
greenarine

Categories:

Семья энд кампани

Я, например, не знала, что на горных серпантинах можно отстёгивать ремни безопасности. Это мне Каринка сказала. Мол, на горных серпантинах не только можно, но нужно отстёгивать ремни, потому что если не дай бог машина зависла над бездной, счёт идёт на секунды, и если ты пристёгнут, то можешь не успеть выскочить. Полиция, мол, не имеет права штрафовать за непристёгнутые ремни, потому что горы и всё такое.

Окей, согласилась я.
Каринке вообще трудно возражать. Да что там трудно – практически невозможно. Если сестра говорит, что надо, значит надо. Рука у неё тяжёлая, взгляд диверсантский, мысли апокалипсические.

Одно время она ездила на механической коробке передач. И часть своего непревзойдённого диверсантского темперамента оставляла на войне с педалью сцепления. А сейчас сестра пересела на автоматическую коробку передач. Темперамент девать практически некуда. Отсюда бешеная скорость и прочие каскадёрские замашки.

У меня темперамент робкий, если не застенчивый. Я, например, на обгон на поворотах не иду. По серпантину то на левых, то на правых двух колёсах не съезжаю. Не разгоняюсь на таран и ухожу в миллиметре от бампера встречной машины. Я вообще очень осторожный на дорогах человек. Поэтому мой темперамент рассеян позорной жидкой полосой на маршруте «Ереван-Берд». Да, не сдержалась. Да, не смогла. Вы бы тоже не смогли, уверяю. После поездки с Каринкой человека легко и просто можно записывать в космонавты. Ибо пытка центрифугой – просто тьфу по сравнению!

-Запомни главное,- сказала мне сестра, паркуясь с наскоку в нашем дворе,- чтобы автоматическая коробка передач служила долго, нужно перед поднятием ручника ставить её в нейтральное положение.
И продемонстрировала, как это делается. Машина крякнула от умиления. Это как если после многочасовых измывательств закапать жертве в глаза Визин. Чтобы не слезились от напряжения.
-Дочка, ты чего такая бледная?- всплеснула руками мама, когда я вползла в квартиру.
-Мыееее,- замычала я.
-Привезла вам вашу столичную моль,- хмыкнула Каринка.- Откармливайте.
Откармливали меня остервенело. Домашним творогом и сливками, толмой и шашлыком, вареньями и пареньями, сухофруктами и орехами, ветчинами и колбасами. Километрами правильного лаваша из правильной "красной" муки откармливали. Чють не сдох от еды!

У папы в этом году большой урожай. Целое ведро картошки с гектара. Когда развалился Союз, грянула война и людям нечего стало есть, всем раздали по участку. Чтобы было с чего кормиться. На первый папин урожай съезжались поглазеть все жители близлежащих сёл. Вместо того чтобы окучивать картошку, он её любовно поливал. Вырос целый участок непереходимых джунглей в человеческий рост.
-Хо-хо,- потирал руки наш горе-земледелец,- жена! Смотри какой у меня урожай. У соседей чахлые кустики, а у меня лес! Зря пошёл в стоматологи, надо было на агронома учиться. Нужно придумать, кому часть картошки раздать, нам ведь всё это не съесть!
То, что папа собрал осенью, трудно было назвать картофелем. Полведра каких-то буйно червивых мелких окаменелостей.
-Это что?- всплеснула руками мама.
-Ешьте!- отрубил папа.

За двадцать лет он прилично поднаторел в посевочных делах. Это его нирвана, так он от пациентов отдыхает. Теперь ценой упорных сельскохозяйственных забот папа получает два ящика помидоров, мешок огурцов, мешок грецких орехов, штук десять тыкв, персики, хурму и прочие ботанические изыски. Единственное, что коварно не даётся отцу – это картошка. Каждой весной он сажает два мешка отборных клубней и собирает ведро мелочи размером с бараньи какашки.
-Дешевле купить!- ругается мама.
-Молчи женщина,- грохочет папа,- мне просто на землю не повезло, она у меня каменистая, и поэтому картошка не растёт.
-А на соседних участках почему растёт?- встаёт руки в боки мама.
-Ааааа, носовой волос!
-Бердский ишак!

Эту бесконечную поэму любви мы наблюдаем уже двадцать лет. Да что там двадцать, целых 42 года! Папа с мамой поженились в 69-м. Обоим надо вручить бриллиантовые медали за то, что столько лет прожили в браке и не поубивали друг друга.

Заснуть раньше Каринки не удалось. Поэтому она храпела на соседней кровати, а я считала овечек на своей. А ещё у нашей Каринки по ночам разыгрывается изжога. Не знаю, чем лечат изжогу нормальные люди, но моей сестре помогают только яблоки сорта гольден. Хрустит она ими громко, прямо во сне, не прекращая храпеть. То есть понимаете, да? "Оставь надежду всяк сюда входящий"!!!
Заснула я с первыми петухами, проснулась со вторыми. Потому что во двор, дребезжа ржавыми запчастями и остервенело сигналя, въехала мусорная машина. В провинциальных городках за мусором приезжают специальные доисторические грузовики. В любое время года, пять раз в неделю, они поднимают дом на уши пронзительными сигналами. Далее хлопают входные двери квартир – это заспанные хозяйки, спешно укутавшись в первое, что попало под руку, бегут с мусорными вёдрами во двор. Машина останавливается у каждого подъезда по две минуты. Поэтому в семь часов утра в нашем дворе можно наблюдать воистину спринтерские забеги. Некоторые расхристанные хозяйки, свистя бигудями, догоняют машину уже на повороте, и, высоко подпрыгивая, закидывают с разбега в кузов грузовика мусор. Олимпийские соревнования по гандболу нервно курят в углу!

Сразу после забега мы пили кофе с маминым фирменным бисквитным тортом. Торт был украшен свежими ягодами малины.
-Откуда малина?- удивилась я.
-Твой отец с участка принёс.
-У него что, до сих пор малина плодоносит?
-А чего ты удивляешься? У него ведь всё не как у людей. В ноябре малина, в декабре ежевика,- пожала плечом мама.
У них высокие отношения. Она его пилит, он огрызается. Она требует нежности, он монументальностью и упёртостью не уступает износостойкой металлической конструкции. Она украшает стены квартиры репродукциями минималистов, он – догонскими масками.
То есть борьба и единство ахтунга форевер.

Днём мы поехали на пикник. У папы самый вкусный в мире шашлык. Папа его собственноручно маринует в крупной соли, сушёном горном майоране и кольцах злого лука. Папа жарит его на медленных и горячих углях. Заворачивает в лаваш. Мммм...
Мама обеспечивает антураж. У мамы специальная корзина для пикника, в которую она любовно складывает тарелки, вилки, скатерть. Мама не признаёт одноразовой посуды. Мама заваривает чай и кофе, берёт варенье и торт. Наводит макияж, надевает любимые серебряные украшения. Мама везде, при любых обстоятельствах остаётся женщиной. Я так не умею, к сожалению. Мне проще не накраситься и взять на пикник одноразовую посуду. Выкинул – и всё. Мама другая, из другого теста. Сейчас таких женщин не делают. Сейчас унисекс и псевдодевы с вывернутыми лодыжками на высоченных каблуках. Гламурные пустышки с пенопластовым наполнителем вместо души. Увы и ах. Увы и ах.

Назавтра Каринка увезла меня в Ереван.
Впереди был форум и презентации, удивительные встречи с удивительными людьми.
Я и об этом обязательно напишу.
А потом, в самом конце, напишу о щемящем. Пока не умею, пока приноравливаюсь.




Фотография Сонечки zonic_x.


Tags: Армения, Мои, Сёстры, Я
Subscribe

  • (no subject)

    Февраль включил отопление. Первыми зацвели фиалки. Следом высыпали подснежники, сильно удивились, но скандалить не стали — чёрт с ним, пусть в этот…

  • (no subject)

    Тавушская зима рисует грифельным карандашом наброски: промозглый туман, инейные завитки на шушабандах, хмурый перевал, молчание птиц. Дым дровяных…

  • (no subject)

    Москва. 5.35 утра. В пустом, освещённом неоновыми фонарями сквере кто-то раскачивается на качелях. Мощно, судорожно, взахлёб. С моего семнадцатого…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 299 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    Февраль включил отопление. Первыми зацвели фиалки. Следом высыпали подснежники, сильно удивились, но скандалить не стали — чёрт с ним, пусть в этот…

  • (no subject)

    Тавушская зима рисует грифельным карандашом наброски: промозглый туман, инейные завитки на шушабандах, хмурый перевал, молчание птиц. Дым дровяных…

  • (no subject)

    Москва. 5.35 утра. В пустом, освещённом неоновыми фонарями сквере кто-то раскачивается на качелях. Мощно, судорожно, взахлёб. С моего семнадцатого…