Дневник Наринэ (greenarine) wrote,
Дневник Наринэ
greenarine

Categories:

О поездке

Скупыми словами, ибо по-другому никак.
В Берде можно многое. Можно ходить по улицам и никого не узнавать. Меня там давно не было, городок принадлежит другим. Тем, кому пятнадцать. Города всегда принадлежат подросткам, они их истинные хозяева.
В Берде можно многое. Гладить оставшиеся после войны шрамы на стенах домов шершавой ладонью, ёжиться от непогоды, подставлять лицо холодному ветру... Я уже забыла, каким холодным по осени бывает Берд.
Пить чай с последними сладко-терпкими ягодами тёрна, завороженно наблюдать, как мама подметает пол в часовне -- ветром занесло листвы, её много, она всюду, шуршит под ногами совсем по-армянски -- хшшш, хшшш. Можно любоваться, как папа рассказывает о своей бабушке Магтахинэ-Магдалене. Я могу без конца слушать рассказы отца. Он сидит немножко боком, смотрит перед собой, и мне очень сложно отрывать взгляд от его рук. Папа рассказывает глазами и руками.
Я пробыла там всего сутки. Побывала деревенской девочкой. Это было счастье. Абсолютное.
В Берде живут мама и папа.
И поэтому там моё сердце. Во веки веков. Навсегда.








Потом был Ереван.
V форум писателей и переводчиков стран СНГ и Балтии.
Люди, люди, люди.
Армения прекрасна лицами.
Лица-хачкары.
Ереван незабываем встречами.

Я запомнила его таким:




Ереванские фотографии авторства Каринэ Арутюновой и Анаит Мартиросян.
На первой -- Каринэ Арутюноваmerche081 и Мариам Петросян. Любимые писатели.
На второй фотографии -- Сэм kornelij. Один из самых дорогих сердцу блогеров. Большой умница.
На четвёртой фотографии потрясающая Лилит Меликсетянlsm_zabriskie.
На последней фотографии -- семья замечательной Мариам mymrochka. Спасибо вам, мои дорогие, за тёплый приём.

Потом напишу ещё. Смешное. Про то, как Каринка возила меня по горным серпантинам. О сёстрах обязательно напишу. О презентации в "Бюрократе", о многом другом прекрасном.
А пока так, закрытым постом, без комментов.
Нужно, чтобы успокоилось.
Ибо болит.

Tags: Люди, Мои, Я
Subscribe

  • Памяти Алена

    Ереван включил джаз. Запутался солнечными лучами в кронах платанов, полежал на чахлых газонах, подставив лицо пронзительно синему небу. Вытащил на…

  • (no subject)

    Февраль включил отопление. Первыми зацвели фиалки. Следом высыпали подснежники, сильно удивились, но скандалить не стали — чёрт с ним, пусть в этот…

  • (no subject)

    Тавушская зима рисует грифельным карандашом наброски: промозглый туман, инейные завитки на шушабандах, хмурый перевал, молчание птиц. Дым дровяных…

Comments for this post were disabled by the author